Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Тринадцатый год издания 08.10.2011         N 2044   

Моделирование всего
Моделирование честных выборов

(Начало)
    Рассмотрение неидеальной электоральной ситуации целесообразно начать с третьей партии.

    Итак, мы считаем, что третью партию (партию несистемной оппозиции) по-прежнему поддерживает 10% избирателей, то есть по 300 человек на каждом избирательном участке. Но из них десятая часть (то есть процент от всей электоральной группы этой партии - 30 человек) - это совершенно особые избиратели - они максимально активны.
    Они ВСЕГДА приходят на выборы в полном составе, всегда приходят раньше всех и всегда голосуют все как один!
    КПСС позавидовала бы такой партийной дисциплине...
    Остальные девять десятых (назовем их для краткости "политическим обывателями") ведут себя также как и в самом первом случае, то есть их явка на избирательные участки есть величина переменная.

    Электоральная группа второй партии (партии системной оппозиции; например, в качестве аналога можно взять Партию Пенсионеров) действует точно также: отличия только в цифрах.
    Десятая часть активистов (то есть четыре процента от всей электоральной группы этой партии) приходят голосовать на всех участках дисциплинированно и полностью.
    А оставшиеся голосующие приходят голосовать так же, как и в первом случае, то есть за партию отдается 30% голосов от явившихся на избирательные участки.
    В сумме это будет составлять заданные изначально 40%.

    Для первой же партии будем считать, что активистов она не имеет или имеет столь мало, что ими можно пренебречь, но что голосовать за нее будет ровно то же число избирателей, что и в первом случае.

    Естественно, что при таком раскладе цифры в графе общей явки в протоколе будут выглядеть несколько по-другому, чем в первом случае, хотя для каждого участка число явившихся будет по-прежнему равно сумме отданных голосов.

    Для наглядности введем в протокол дополнительные подграфы для второй и третьей партий: "за-активисты" и "за-обыватели"; общее число "за" для этих партий будет равно сумме двух подграф.

    Протокол избирательной комиссии для такого случая представлен в таблице 3, а на рис. 7 показано, как выглядит распределение процентов голосов от списочного состава избирателей.

Модель честных выборов
    Линии 2 и 3 партий приподняты над осью абсцисс ровно на величину постоянной составляющей (числа активистов для каждой партии), но больше никаких неожиданностей мы не видим.

    Неожиданности начинаются дальше: график на рис. 8 моментально и навсегда опровергает так называемый "метод Собянина-Суходольского", который, как известно, гласит:
"если при увеличении явки число голосов растет в пользу только одного кандидата или партии, это является следствием фальсификаций."

Зависимость числа голосов от числа явки

    Пресловутый (и никем не доказанный!) "метод Собянина-Суходольского" явно и безоговорочно неверен, потому что на данном этапе мы моделируем принципиально честные выборы, а изменили, да и то незначительно, только модель поведения электората.
    Притом в пользу второй и третьей партий.

    На самом деле появившаяся "неожиданность" никакая не неожиданность: равномерная активность голосующих активистов очень заметна при низких общих явках и практически незаметна (имеет малую долю) при высоких.
    Поэтому в правой части диаграммы кривые почти горизонтальны и почти ничем не отличаются от графика на рис. 1.
    Резкий же рост кривой сторонников первой партии объясняется тем, что при низкой явке голосов за нее значительно меньше, чем за оппозицию, а с ростом явки это соотношение выравнивается.

    А теперь сравните полученный нами искусственный график с графиком, полученным при обработке реальных выборов в Мосгордуму в 2009 году, по поводу которого было столько истерических и спекулятивных обвинений в адрес избирательных комиссий.

Модель честных выборов
    Сильно они отличаются?
    Там, где есть достаточная статистика для достоверного вычисления математического ожидания (текущего среднего), они не отличаются вовсе!
    (И это, повторяю, при том, что никакого жульничества при составлении протоколов в модель пока не заложено.)
    Там, где статистики не хватает (до 18% явки и более 65%), там - да, отличается, но в этих местах о закономерностях и сказать ничего нельзя: чистый хаос.

    Что же касается определенной несхожести графиков на рис. 8 с реальными результатами (модельные кривые пересекаются друг с другом, а реальные - нет), то это объясняется несоответствием предполагаемого числа "активистов" и их реального числа.
    Это расхождение несложно уменьшить простым подбором исходных условий.
    Вот, например, что получится вот для такого протокола голосования (таблица 4).

Модель честных выборов

    Тем не менее, надо заметить, что схожесть графиков на рис. 9 и 10 не может служить доказательством отсутствия фальсификаций при голосовании 2009 года, хотя приписываемая им масштабность ("чудовищные подтасовки", "не менее, чем на трети избирательных участков") становится более, чем сомнительной.

    Исходя из таблицы 2 и графиков 3-5 можно предположить, что при переходе к нормальному распределению явки полученные кривые принципиально не изменятся.
    Поэтому рассмотрение графиков для нормального распределения явки рассматривать не будем.

    Значительно интереснее, попробовать с помощью каких-либо крупных фальсификаций попробовать получить из идеального графика (рис. 1) реальный (рис. 9).
    Или хотя бы приближенный к реальному, как на рис. 8.

(Продолжение)



    А также другие Заметки политического обывателя


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000