Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Тринадцатый год издания 21.09.2011         N 2038   

Лесной вопрос
(пешком по городу)

    Как я уже упоминал однажды, в Ленинграде вплоть до начала 60-х годов была Лесная биржа.
    Находилась она в устье реки Карповки, и кое-кто из старожилов того района еще помнит об этом.
 

Устье Карповки. Молодежный мост.

    Но при расспросах о бирже всегда ужасно удивляются: кого может интересовать лесоторговля, осуществляемая еще при царе Горохе?
 

Устье Карповки. Вид в другую сторону.

    Вообще-то лесоторговля в Петербурге была всегда.
    Если верить явной фальшивке о "зачатии Петербурга" плоты экспортного леса для Швеции появились в Кронверкском канале еще до закладки крепости.
    Это, конечно, некомпетентный бред составителя дежурно-заказного "документа", хотя с другой стороны, вероятно, первое, что было сделано в Петербурге после заключения мира со Швецией, это организация торговли с прибалтийскими странами через залив.
    А самое простое из этой торговли (и самое выгодное) - торговля лесом: руби и сплавляй!

    В то время как все другие товары надо:
  а) произвести,
  б) упаковать,
  в) погрузить на корабли (которые тоже еще надо построить)
  г) и так далее...

    Так что можно предположить, что лесобиржа в Петербурге была организована давно.
    Кстати, вполне вероятно, что сначала она находилась действительно вблизи крепости.
    Сначала туда сплавляли лес для строительства крепости, а потом использовали сформировавшуюся, как нынче говорится, инфраструктуру для торговых операций.
    И только некоторое время спустя, после многочисленных жалоб коменданта крепости, указывающего на то, что плоты на Кронверкском канале снижают обороноспособность боевого сооружения, противодействие лесоторговцев удалось преодолеть.
    Постонав и поохав по поводу непомерных расходов на переезд с насиженного места, купцы стали искать другое пристанище.
    Оно должно было быть:
  а) поближе к центру города (к крепости);
  б) вблизи большой воды (для последующего сплава);
  в) в неширокой протоке (для простого и надежного временного крепления плотов).

    Посмотрим на карту: таких мест почти и нет.
    Загонять десятки тысяч плотов в устье Мойки или Фонтанки лесоторговцам попросту никто не позволил бы, поскольку они своими бревнами постоянно перекрывали бы главный судоходный рукав Невы.
    Да и смысла уклоняться на юг для лесоторговцев нет никакого: их главный покупатель находится на северном берегу залива.
    Остается Ждановка (которая еще не была имела устоявшегося названия, но была почти вдвое длиннее теперешней, поскольку начиналась почти от крепости) и Карповка.
    Ждановка тоже отпадала, так как Петровский остров уже был собственностью царя, да и сплав опять же надо было вести мимо крепости, а с комендантом отношения были натянутые.

    Зато Карповка подходила почти идеально: и речка почти прямая, и военные сооружения обходятся стороной (по Большой Невке), и до выхода в залив рукой подать.
    Так что весьма вероятно, что биржа в устье Карповки просуществовала лет двести-двести пятьдесят...

    Как показывает простейший поиск по Яндексу, лесобиржа есть в Петербурге и сейчас.
    Где она находится и где в Петербурге держит образцы своей продукции (и держит ли вообще), мне неизвестно.

    Зато мне известно, что кроме лесобиржи в Ленинграде (а теперь и в Петербурге) есть Научно-исследовательский институт лесосплава.
    Он расположен на Петровском проспекте Петровского острова вблизи Большого Петровского моста.



НИИ лесосплава

    Я затрудняюсь перечислить научные работы и научные открытия этого института, но это только потому, что в мои жизненные интересы никогда не входили вопросы сплава, даже на байдарках.
    Полагаю, что они (работы и открытия) у него (института) есть.
    Возможно даже, что НИИ лесосплава внес существенный вклад в развитие этого старинного человеческого занятия.
    Я могу даже предположить, что в связи с новыми политическими веяниями в НИИ лесосплава открылся отдел наносплава.

    Но вы понимаете, что все это - мои домыслы, как и рассуждения о переносе лесобиржи с Кронверского канала в устье Карповки.
    Хотя, конечно, они (домыслы) построены путем экстраполяции торгово-научных процессов и вполне могут оказаться истинными...

    Неожиданное уточнение о сроках работы ленинградской лесобиржи можно найти, например, в одном из эпизодов фильма "Его звали Роберт", проходящем на мосту Строителей: на заднем плане четко просматривается связка плотов, расположенных прямо против Стрелки Васильевского острова.
    Интересно, что никакого буксира или иного движителя у плота при этом не видно: вероятно, плот временно заякорен практически в центре города.
    А фильм выпущен даже не в начале шестидесятых, а в 1967 году!
    Вряд ли киностудия сооружала такую сложную и затратные "декорацию", притом не имеющую никакого отношения к сюжету фильма.
    Просто в кадр попал обычный эпизод из жизни города...
    ...Слушая мои рассуждения о древности лесосплава по Неве и лесоторговли в Петербурге, а также о научной основе этого непростого дела, А. Игнатов поинтересовался однажды:
  "А НИИ лесоповала у вас есть?"

    Конечно, есть!
    Сейчас, в связи с гласностью и демократизацией он несколько захирел, но лет 60-80 назад работал в полную силу и был известен ленинградцам под именем Большого Дома.


Большой дом на Литейном.

    Почему "Большого"?
    А потому, как сказал персонаж Калягина в каком-то другом (не "Его звали Роберт") фильме, что из окон этого дома Магадан виден...

    Но на этом моя шехерезада благоразумно заканчивает дозволенные речи, тем более, что я уже сказал все, что имел сказать по данному вопросу...



    Пешком по Петербургу


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000