Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Двенадцатый год издания 20.08.2011         N 2022   

Августовский путч
(Двадцать лет спустя)

(Начало)
    Итак, путч обернулся фарсом.

    А теперь об интриге: без Горбачева здесь не обошлось.
    Я не могу сказать, что путч произошел по его прямому указанию, но то, что он был в курсе дела, - несомненно.

    И этому у меня есть три доказательства.
    Доказательства чисто психологические, но, тем не менее, это - доказательства.

    Первое.
    Зачем гкчписты полетели в Форос?
    Внятного ответа на этот вопрос никто не дал.
    Извиниться, покаяться и сдаться на милость Горбачева и либеральность законов? Для этого не надо было никуда ехать.
    Надо было сложить с себя полномочия, вернуть Президенту связь и сесть по кабинетам в ожидании ареста.
    Ехать к Горбачеву было нужно только в одном случае: посоветоваться.
    Так, мол, и так, дорогой Михаил Сергеевич, все пошло не по вашему плану, а наперекосяк, что будем дальше делать?
    И именно "по вашему плану", а не "по нашему плану", ибо если планы ГКЧП сорвались, то Горбачев-то тут причем?
    А вот если сорвались общие планы, то тогда - да! тогда их надо обсудить, скорректировать и поправить.

    Второе.
    Через некоторое время после путча телеканал "ВиД" в своей программе "Политбюро" ("Бюро Политковского") сделал передачу о ГКЧП.
    А заставкой-перебивкой между сюжетами пустили слова Горбачева на заседании, где выбирали Янаева вице-президентом.
    Горбачев говорил текстуально следующее:

    "Все мы знаем товарища Янаева... бла-бла-бла... мы уверены, что товарищ Янаев справится со своими обязанностями даже в условиях вое... тяжелого положения..."

    А теперь вопрос: откуда Горбачев заранее мог знать, что Янаеву придется действовать в условиях военного положения?
    Вполне вероятно, что и сам Янаев этого еще не знал.

    Да и кто такой Янаев, чтобы выбирать его вице-президентом?
    В то время в политике уже было множество более известных и более ярких личностей, например, тот же Ельцин (которого Горбачев постоянно гнобил, начиная со своих выборов Генсеком), или неутомимый диспутант Собчак...
    А Горбачев протолкнул никому неведомого серенького Янаева.
    Зачем?
    Не тогда ли у него уже зародился план многоходовки с мнимым военным переворотом?

    Было бы крайне интересно найти эту вырезку из горбачевского выступления (на съезде или в "Политбюро") послушать ее, посмотреть, да и спросить самого Горбачева, что же он все-таки имел в виду?
    Не ответит ведь.
    Заболтает вопрос, сошлется на слабую память...

    И третье.
   
Давайте вспомним Раису Максимовну Горбачеву.
    Вы помните, как она выглядела?
    Всегда элегантна, стройна, моложава, аккуратна, со вкусом одета, тщательно причесана, доброжелательна и немногословна.
    Ее не любили практически все.
    Советские женщины, замученные работой, домашней суетой и дефицитом, не любили ее за внешний вид.
    Советские мужчины не любили ее потому, что подозревали (и возможно, небезосновательно), что в тамошнем тандеме она играла ведущую роль.
    А все остальные (несоветские) люди - за то, что она своим существованием давала фору в сто очков всем "первым леди" всех остальных стран.

    А теперь вспомним возвращение Горбачева с Фороса.
    Загорелый, отдохнувший и посвежевший, он на трапе самолета давал свое "победное" интервью, а где-то на заднем плане рядом с двумя перепуганными внучками стояла бесконечно уставшая, сутулая, мгновенно постаревшая на тридцать лет старушка, в которой с трудом можно было признать супругу Горбачева.

    Отгадка такого дисбаланса проста: он знал о несерьезности путча, он был уверен в собственной безопасности и безопасности своих близких, а она не знала!

    Она думала, что весь этот дурацкий водевиль с переворотом на самом деле переворот.
    И что ее мужу, ее детям, ее внукам и ей самой грозит реальная, смертельная (или почти смертельная) опасность.
    Ее организм просто не выдержал такой нервной перегрузки. И она умерла...

    А Михаил Сергеевич вполне жив.
    Он продолжает заниматься политикой, не понимая, что он только думает, что занимается политикой, что его околополитическую суету не признают политикой даже его политические соратники и оппоненты.
    Он продолжает давать политические советы, в которых никто давно не нуждается, и поучать президентов, чей президентский стаж больше, чем у него самого.
    Непомерно тщеславие его...

    Остается только один главный вопрос: зачем?
    Зачем была нужна Горбачеву вся эта трагикомедия с путчем вице-президента против Президента?

    Наверное этого мы никогда не узнаем, так же, как никогда не узнаем, насколько близки к истине (или далеки от нее) мои предположения.

    Но я думаю, что ему категорически не нравился проект нового союзного договора.
    Настолько не нравился, что он предпочел попустительствовать дилетантским планам государственного переворота, прекрасно понимая, что после этого подписание договора становится просто невозможным.

    А о его прогнозах дальнейших событий можно только гадать.
    Но предположим на минуту, что путч удался.

    СССР сохранен, бывший советский народ продолжает укреплять интернационализм и братскую дружбу между народами, ковать оборонный щит и повышать сбор зерновых и корнеплодов.
    Через некоторое время Чрезвычайное положение отменяется, назначаются выборы нового Президента СССР, а в числе кандидатов... снова Горбачев.
    Притом идет он на выборы первым номером и безусловно побеждает в них: ведь он пострадавший от путча.
    Все же знают, как в России любят безвинно пострадавших...

    А в случае неудачи путчистов Горбачев (предположительно) тоже ничего не терял.
    Так и видится лубочная телекартинка потрясающей пропагандистской силы: победивший Президент и гарант демократии на белом коне въезжает в Кремль, и благодарные Союзные Республики подписывают совсем другой союзный Договор...

    Вы скажете, нереально?
    А зачем же тогда он так старательно пропихивал на должность вице-президента мелкого канцеляриста Янаева?
    Да еще с характерной оговоркой о его грядущей работе в условиях "вое... тяжелого положения"?



    А также другие Заметки политического обывателя


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000