Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Двенадцатый год издания 19.08.2011         N 2021   

Августовский путч
(Двадцать лет спустя)

    Утро 19 августа 1991 года началось довольно нелепо: по телевизору на всех каналах показывали "Лебединое озеро".
    Подробности внезапного изменения планов телевидения передавали по городской трансляционной сети.
    Они выглядели довольно угрожающе, но при этом бесконечно нелепо.
    Что-то вроде этого:
    "В связи с внезапным заболеванием Президента СССР Михаила Сергеевича Горбачева он оказался неспособен к продолжению выполняния своих обязанностей. Поэтому вся власть переходит к Государственному Комитету по Чрезвычайному Положению..."
    С первых же слов этого сообщения даже ежу становилось ясно, что это - переворот.
    Незаконный.
    Потому что на случай болезни президента был специально избран вице-президент, которому вся полнота власти переходила автоматически.

    Неожиданность и непредсказуемость этого события заставляла подозревать глупость, или, говоря помягче, - недальновидность исполнителей или какую-то скрытую интригу, которую невозможно было определить сразу.

    Впоследствии оказалось: и то, и другое.

    Недальновидность руководства ГКЧП выявилась уже к вечеру.
    Народ, уже позабывший сталинские репрессии и нанюхавшийся за шесть лет перестройки кислорода демократизации и свободы, не пошел послушно обратно в стойло тоталитаризма, а решил высказать свое мнение о происходящем.

    Когда телевидение перестало, наконец, мучить бедного Чайковского, оно показало кроме официальной пресс-конференции печально знаменитой шестерки и кое-какие репортажи с московских улиц: люди спрашивали у военных невысоких званий, зачем они в городе со своими танками.
    Те разводили руками...

    Ситуация накалилась на второй день.
    Мне запомнился такой эпизод.
    Перед БТРом (или танком) стоят три перепуганных солдатика с автоматами, а напротив них, буквально в нескольких шагах, огромная ревущая толпа.
    А между ними на узеньком пустом пространстве стоит какой-то полноватый, длинноволосый, обросший огромнейшей бородой человек с мегафоном, - и призывает обе стороны к спокойствию!

    "Товарищи! - в сторону толпы, - Спокойнее! Солдаты - люди подневольные, они здесь по приказу начальства! Успокойтесь!"
    "Товарищи! - в сторону солдат, - Спокойнее! Уезжайте отсюда! Спокойнее! Не стреляйте! Успокойтесь!"

    И опять поворачивался к толпе...

    Вот настоящий политик и настоящий герой тех дней!

    Некоторые считают, что недальновидность ГКЧП заключалась также и в том, что они не изолировали Ельцина. Или, называя вещи своими именами, не расстреляли или, по крайней мере, не арестовали его.
    Но они просто не могли этого сделать!

    Заявление о болезни Горбачева давало им хотя бы видимость легитимности, а репрессии против законно избранного Президента РСФСР низводило их до положения латиноамериканской хунты.
    Какие бы ретрограды они не были, но рисковать международным скандалом они все-таки не хотели.

    И в эти дни Ельцин доказал, что его не зря выбрали Президентом: сумел организовать не только противостояние самозваному "Комитету", но и возглавить законное противодействие ему.
    И в этом его несомненная заслуга.

    Нелепая несвоевременность путча заключалась еще и в том, что всю весну и все лето шла работа над так называемым "новым союзным договором".
    Он был практически готов, и была даже назначена дата его подписания.
    То есть для всего народа была очевидной перспектива эволюционной реорганизации СССР.
    Создание и выступление ГКЧП все это ломало...

    На третий день стало ясно, что ситуация зашла в тупик.
    В Белом доме открылась сессия Верховного совета РСФСР, народное сопротивление путчистам получало законно-организационную поддержку...
    Просочились сведения, что "Альфе" был дан приказ штурмовать Белый дом и арестовать тамошних сидельцев, и "Альфа" отказалась...

    Через некоторое время еще сообщение: весь ГКЧП в полном составе прибыл на аэродром, сел в самолет и улетел.
    Куда?
    Зачем?!
    Неизвестно.
    Полный абсурд...

    Через два часа выяснилось, что ГКЧП прилетел в Форос, к Горбачеву.
    Абсурд увеличился еще более, хотя, казалось бы, что дальше уже некуда.

    Путч обернулся фарсом.

    А теперь об интриге: без Горбачева здесь не обошлось...

(Продолжение)



    А также другие Заметки политического обывателя


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000