Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Двенадцатый год издания 07.09.2010         N 1922   

Диалоги о Боткине

(Начало)
    Заслуга профессора Боткина состоит в том, что он привил медицине, говоря современным языком, системный подход, который основывался и на объективных методах исследования организма, и на опросе самого больного.
    Даже такую (ныне обычную) процедуру, как измерение температуры тела больного, ввел в широкую практику именно он, доктор Боткин.
    "Сдайте анализы", - привычно говорит вам врач поликлиники, и никто не задумывается, что первую клиническую лабораторию организовал доктор Боткин.
    Простукивание и прослушивание больного было известно и ранее Боткина, но использоваться повсеместно стало трудами Сергея Петровича.
    С той поры стетоскоп (слуховая трубка) стала таким же символом медицины, как и древнегреческая чаша со змеей.

    Профессор Боткин занимался буквально всем:

  1. он читал лекции;
  2. он обучал студентов лабораторным анализам;
  3. он руководил клиникой
  4. он консультировал коллег;
  5. он принимал больных;
  6. он писал научные труды;
  7. он организовал периодические медицинские издания: "Курс клиники внутренних болезней", "Архив клиники внутренних болезней", "Эпидемиологический листок", "Еженедельная клиническая газета"
  8. он написал трехтомник "Курс клиники внутренних болезней"
  9. он организовал Эпидемиологическое общество;
  10. он организовал Георгиевскую общину сестер милосердия;
  11. он участвовал в организации Женских врачебных курсов;
  12. он был председателем Общества русских врачей в Петербурге;
  13. он организовал "квартирную" медицинскую помощь в Петербурге;
  14. он организовал комиссию школьно-санитарного надзора.
  15. он убедил Городскую Думу построить больницу для "чернорабочего класса" (ныне больницу им. Боткина)
  16. он создал в этой клинике бактериологическую лабораторию;
    и так далее...



        Сейчас таких людей называют трудоголиками...
        Но кроме этого Сергей Петрович недурно играл на виолончели и очень этим гордился.
        Даже при выездах в Европу он всегда брал с собою виолончель, а иногда и две...
Любопытный
Аптекарь
Боткин
Сергей Петрович

    Любопытный. Кого встречаете, господин аптекарь?
    Аптекарь. Доктора Боткина.
    Любопытный. Доктора?! С оркестром? Я думал, генерал какой приезжает.
    Аптекарь. Генерал... Этот доктор - профессор! - поважнее всякого генерала будет. Видишь, и мэр нашего Францебада самолично присутствует. (Музыка) Вон, идет!
    Любопытный. Где? Вон тот толстяк? Это музыкант какой-то, а не профессор... (Музыка обрывается)
    Аптекарь. Прочь! Герр профессор, здравствуйте! Вы меня помните? Я аптекарь Шварц...
    Боткин. Здравствуйте, герр Шварц! Фридрих, если не ошибаюсь? Помню вас, конечно. А кого встречаете?
    Аптекарь. Вас, господин профессор!
    Боткин. Так пышно? С оркестром? Весьма польщен. А что же он замолк?
    Аптекарь. Наш новый мэр, видимо, не узнал вас, герр профессор...

    Сергей Петрович любил рассказывать про этот случай; он очень ревниво относился к своим музыкальным успехам, а к похвалам на медицинские темы был вполне равнодушен.



    Вскоре после смерти А.И.Герцена, случившейся в январе 1870 года, Боткин получил назначение лейб-медиком императорского двора.
    Это назначение стало не только признанием его медицинских заслуг, но и давало некоторые преимущества в дальнейшем развитии медицинского дела, ибо и среди чиновников, и даже в прессе чинопочитание важную роль всегда играло.
    Но и времени занимало много.
    Более всего Сергея Петровича удручала необходимость прерывать свои занятия со студентами из-за необходимости присутствовать при царской семье на зимних курортах.

    Иные же монархические поручения, как, например, присутствие его в императорской ставке Русско-турецкой войны 1877 года, Боткин старался употребить к пользе.
    Инспектируя уже в генеральском чине полевые госпитали и налаживая по возможности их работу, Сергей Петрович был поражен малостью изменений по сравнению с войной двадцатилетней давности.
    Если в хирургии произошли некоторые изменения, и конечности с пулевыми ранениями солдатам уже не ампутировали тысячами, а сохраняли, накладывая лубки, то процесс эвакуации раненых едва ли не стал хуже.


    "Обыкновенно самая элементарная телега должна доконать дело, начатое турками, - с горечью писал он с Балкан, - Мытарства, вытаскивания с телег, голодания по суткам, - все это должно быть совершенно изъято из практики".


    Первого марта 1881 года около трех часов пополудни фельдъегерская карета доставила Боткина в Зимний дворец.
    Лейб-медик поднялся в императорский кабинет, куда привезли смертельно раненого государя, и "нашел его уже без пульса". Дежурный фельдшер и гоф-медик Ф.Ф.Маркус принимали меры "к оживлению потухающей жизни", но самодержец в сознание не приходил.
    Боткину достаточно было одного взгляда, чтобы определить тщетность их попыток: царь банально истек кровью по дороге от места покушения до своего кабинета.
    На вопрос цесаревича о прогнозе лейб-медик не счел нужным скрывать: "От 10 до 15 минут".

    Ни Боткину, ни другим врачам никогда не было предъявлено ни обвинений, ни нареканий.



    Восьмидесятые годы оказались для Сергея Петровича весьма тяжелыми.
    Уходили из жизни родственники, старые друзья; летом 1886 года умер младший сын, пятилетний ребенок.
    Сергей Петрович, и смолоду не отличавшийся богатырским здоровьем, совсем сдал: приступы "грудной жабы" порою не давали ему даже прилечь.
    Тяжелый климат Петербурга не способствовал выздоровлению.
    Поэтому весной 1889 года Боткины выехали в Швейцарию, а затем переехали на средиземноморское побережье Франции.
    "Разумеется, временно", - думал Боткин.

    "Разве ты не понимаешь, - выговаривал он своему другу детства Н.А.Белоголовому, - что клиника все для меня и что без нее я жить не могу?"

    Но вернуться в Петербург живым ему не довелось: он умер в Ментоне 24 декабря 1889 года в 12 с половиной часов дня...



    К двадцатой годовщине смерти Боткина Городская Дума решила установить ему памятник.
    Скульптор В.А.Беклемешев создал довольно выразительную фигуру ученого, но возникло неожиданное затруднение: Дума никак не могла определиться с местом установки памятника.
    Городская легенда гласит, что за советом обратилась к вдове ученого.
    "Где, по вашему мнению, следует установить памятник Сергею Петровичу?" - спросили вдову.
    "На Исаакиевской площади!" - не задумываясь, ответила старушка.
    "На Исаакиевской площади уже стоят два памятника! Царям, между прочим", - возразили ей в замешательстве члены Городской думы.
    "Тогда у Академии, - сказала гордая женщина, - но спиной к городу!".
    И памятник великому терапевту и инфекционисту был установлен в непосредственной близости у входа в собственную клинику и лицом к нему.
    И все остались довольны.
    Дело в том, что клиника Боткина расположена к северу от центра города, и обращена фасадом тоже к северу, а значит Боткин-памятник хотя и повернут спиной к улице собственного имени, но тем не менее стоит лицом не только к клинике, но и к городу...



    Курсанты Военно-медицинской академии чтут память великого терапевта довольно своеобразно.
    Каждый год в ночь перед выпуском памятнику Боткину полируют слуховую трубку (стетоскоп), которую он держит за спиной. А в последние годы - еще и ботинки.

    Так и стоит Сергей Петрович Боткин с блестящей трубочкой в руках и в полированных штиблетах.
    Но поскольку он практически всегда находится в тени здания, это не слишком бросается в глаза.



    Сергей Петрович Боткин

   А также другие Юбилеи и даты


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000