Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Одиннадцатый год издания 07.09.2009         N 1790   

О пользе сплетен

    Вот уже почти неделю интернетская общественная мысль усиленно трындит по поводу нового приказа г-на Фурсенко, постоянно радеющего о народном образовании.
    На этот раз его недреманное око оказалось направленным на положение дел с великим и могучим русским языком.

    Если предыдущее эпохальное нововведение, даже не одно, а сразу три в одном флаконе (см. сноску), касалось только небольшой части населения и потому прошло почти незамеченным, то нынешнее инициатива затронула практически всех, кто говорит по-русски, а также тех, кто думает, что говорит по-русски.
    Реакция русскоговорящих, русскопишущих и (иногда) русскодумающих оказалась почти обвальной....

    Тем не менее, трындеж развивается по классической схеме: "Я Пастернака не читал, но скажу..." - и сконцентрирован на четырех (ровным счетом!) примерах.
    То есть новые словари, якобы, считают правильным говорить так:
    "договоры",
    "средам",
    "йогурт".
    "черное кофе".

    Восстановить истоки очередной истерики интернет-населения можно чисто логическим путем: некоему новоделу (по-русски - ньюсмейкеру) попался на глаза Приказ г-на министра, притом у него под рукой случайно оказался один из упомянутых словарей, из которого он на скорую руку и надергал несколько животрепещущих примеров для своего сообщения.

    К вышеперечисленным четырем словам можно добавить еще несколько образчиков крайне важных (для русского языка в целом) новообразований:
    "Интернет" (обязательно с большой буквы),
    "карате" вместо "каратэ" (чисто русское слово!),
    а также один мертворожденный урод ("брачующиеся") заменен на другого урода ("брачащиеся").

    Тем не менее, к данному (хотя и не слишком образованному) новоделу у меня нет почти никаких претензий.
    Во-первых, он же все-таки новодел, а не филолог-аналитик.
    Во-вторых, его задача - новости писать, а не изучать динамику изменений в языке.
    И в-третьих, новости ему приходится освещать быстро, пока они не устарели.
    Так что возможно, что и не всякий аналитик успеет за это время обдумать пришедшую новость и сравнить ее с текущими тенденциями.

    Но что тут поднялось!
    Больше ни один (ни один!) из обсуждающих эпохальный приказ, указанные словари не прочитал и своих примеров не добавил.
    Все (все!) уперлись в первые четыре примера, и начался всеинтернетский трындеж, в котором, к моему удивлению приняли участие многие известные и весьма неглупые люди....

    Поэтому и я решил принять в нем участие.

    Предупреждаю сразу, я Пастернака, то есть указанных в приказе словарей тоже не читал, но тоже скажу...
    Чтобы не отделяться от интернет-коллектива...

    А поскольку я Пастернака, то есть указанных словарей не читал, то новых примеров от меня не ждите.
    Поговорим об имеющихся.

    Потому что (в отличие от абсолютного большинства трындящих) я читал и продолжаю читать множество других книг, включая и словари.
    Например, "Словарь русского языка" С.И. Ожегова (1991 года издания), и "Орфоэпический словарь русского языка" АН СССР (1985 года издания).

    И что же я там прочитал?
    А вот что:
   

Орфоэпический словарь русского языка, АН СССР, 1985 года издания

    Очень интересно!
    Оказывается, что новостям безвестного новодела, по крайней мере, двадцать пять лет!
    Хороши новости.

    Но продолжим...

Орфоэпический словарь русского языка, АН СССР, 1985 года издания
(На всякий случай расшифровываю сокращения:
кофе, - несклоняемое, мужской род и допустимо средний. неправильно ко[фэ].)

    О чем трындите, господа грамотеи?
    Ничего нового в новых словарях нет!
    То есть, возможно, есть, но совсем в других местах.
    Может быть, вместо того, чтобы перемалывать в очередной раз немногочисленные примеры безвестного новодела, кто-нибудь возьмется найти действительные изменения?
    Для этого потребуется совсем немного: внимательно прочитать всего-навсего 3800 страниц разных слов.
    Вы думаете, это много?
    Если бы каждый из трындящих прочитал по страничке, то словари были бы прочитаны многократно.

    Но читать - это так трудно, долго и неблагодарно!
    Ведь тогда никто не узнает, что именно думает по поводу министерского приказа очередной малограмотный Вася Пупкин, который даже свою фамилию пишет с двумя ошибками, но при этом твердо убежден, что заучивание правил (не только правил русского языка, а любых правил) является ограничением его прав и промыванием его мозгов.

    Зато трындеж десятков Вась Пупкиных по поводу якобы нововведений в русский язык промыванием мозгов тысячам других Вась Пупкиных изначально не считается.
    Поскольку (по мнению каждого Васи Пупкина) промыванием мозгов занимается коварное ФСБ, нелюбимое правительство и словари Академии Наук, а многократное повторение своих "гениальных" размышлений по любому поводу никакое не промывание (точнее, полоскание) мозгов окружающим, а конституционное право на свободу слова...
    Но бог с ними, с Пупкиными.


    Поговорим о съедобном: о кофе и йогурте.
    Что касается "кофе", то этот атавизм (мужской род) постепенно, но неуклонно отмирает.
    Логики в нем нет никакой: кто может удовлетворительно объяснить, почему кафе - среднего рода, а кофе - мужского?
    Никто не может.
    Мужской род этого существительного не более, чем чистая традиция, происходящая от старорежимного "кофей".
    "Крепкий кофе" давно уже стал поводом для снобов чувствовать себя более грамотными, чем все остальные. И более ничем.

    Кстати, был такой старый анекдот:

    Нововыученный филолог с университетским дипломом, чтобы не ехать по распределению, устроился продавцом в маленькое московское кафе.
    Стоит за стойкой, и только нос морщит.
    "Мне одно кофе!"
    ("Фи, неуч, не знает, что кофе - мужского рода!")
    "Мне одно кофе!"
    ("Фи, неуч...")
    И так весь день.
    Вечером заходит грузин: "Адын кофе!"
    "Ура! - думает филолог, - Наконец-то, грамотный человек попался!"
    "И адын булочка!"
    Этому анекдоту, между прочим, не менее 35-ти лет.

    С йогуртом совсем другая история.
    Слово это в русском языке относительно свежее, и, скорее всего, было заимствовано с ударением языка происхождения.
    Но "йо" в русском языке произносится, как "ё", поэтому в полном соответствии с правилами нашего языка, ударение переползло на первый слог.

    Так что возникает большой вопрос: следует ли бороться за правильное (исходное) ударение на второй слог и вводить новое исключение в общие правила (вроде устаревшего "кофея") или пусть люди говорят по правилам родного языка?
    Лично для меня ответ очевиден: как русский язык неотвратимо побеждает (и победит) "черный" кофе, так же он победит и иностранный "йогурт".
    И борьба за "правильность по происхождению" только отодвинет эту победу.
    Я так думаю.

    И, кроме того, я полагаю, что имею право выражать свое мнение с не меньшим апломбом, чем вышеупомянутые Васи Пупкины, и прошу всех:
  1. считать выражение моего мнения промыванием мозгов (у кого они есть),
  2. ни в коем случае не считать выражение моего мнения ограничением прав других Вась сплетничать обо всем на свете на основании недостоверных слухов.


    И в заключение давайте вспомним еще об одном Васе Пупкине, который имеет (для нас) несчастье служить в Министерстве образования.

    Для этого прочитаем еще раз текст Приказа и обратим внимание на пункт 2.


Приказ Минобрнауки России
об утверждении списка грамматик, словарей и справочников

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
(Минобрнауки России)

ПРИКАЗ

Зарегистрирован в Минюст России
от 06 августа 2009 г.     N 14483

08 июня 2009 г. N 195

Об утверждении списка грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации

     В соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 23 ноября 2006 г. N 714 «О порядке утверждения норм современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации, правил русской орфографии и пунктуации» (Собрание законодательства Российской Федерации, 2006, N 48, ст. 5042) и на основании рекомендаций Межведомственной комиссии по русскому языку (по результатам экспертизы) (протокол от 29 апреля 2009 г. N 10)

приказываю:

     1. Утвердить прилагаемый список грамматик, словарей и справочников, содержащих нормы современного русского литературного языка при его использовании в качестве государственного языка Российской Федерации.
     2. Контроль за исполнением настоящего приказа возложить на заместителя Министра Калину И.И.
Министр         А. Фурсенко



    Кто может сказать, что конкретно должен делать заместитель Министра Калина И.И. ?
    Как он может контролировать исполнение "утверждения прилагаемого списка"?
    Никак не может. Дело уже сделано. Утвердили - и все!

    Так что второй пункт Приказа - обычный безграмотный и бессмысленный бюрократический оборот, прилепленный к приказу по обычной бюрократической традиции.
    А приказ-то о чем? - о нормах языка.
    Подчеркиваю еще раз: о нормах, а не о смысле сказанного.
    Мели, Емеля, любую бессмыслицу, лишь бы нормы соблюдались.
    Что приказ N 195 нам тут же недвусмысленно и демонстрирует...

    О чем это говорит?
    Это говорит о том, что обсуждаемый приказ есть очередной текущий бюрократический документ, произведенный исключительно в целях демонстрации активной деятельности бюрократической организации под названием "Министерство образования", и никакого влияния на развитие языка, на успешность (или неуспешность) обучения ему школьников, а также на грамотность населения он не окажет.

    И вся интернет-суета вокруг невзрачного и невразумительного бюрократического документа объясняется только лишь простотой и легкостью интернет-общения.
    Плохо это или хорошо - трудно сказать.
    С одной стороны, безусловно, плохо, потому что, если раньше сплетничали только старушки на завалинках, то теперь этим занимаются практически все.
    Но с другой стороны, ну и пусть...
    Если людям нечем заняться, что им делать?
    Книжки читать им нынешнее образование (стараниями министра) уже почти не позволяет, да и книжки нынче такие издают, что жалко на них время тратить.
    Так что пусть себе сплетничают о правилах русского языка.
    От такой темы традиционные сплетницы о гулящей соседке и пьющем соседе просто удавятся от зависти.
    Вот вам и польза...

    А вот выпуск подобных документов Министерством образования - это, безусловно, хорошо!
    (А вы думали, что я скажу - "плохо"? Как я вас обманул-то...)

    Пусть лучше наше Министерство образования пустяшные документы производит, чем целенаправленно систему образования разрушает.
    Пользы от этих документов, конечно, никакой, но и вреда тоже нет.

    А это иногда - много важнее.


    Три великих деяния министра Фурсенко:
  1. Поголовное введение ЕГЭ.
  2. Совмещение аттестационных и конкурсных экзаменов.
  3. Разрешение одновременной подачи заявлений в несколько ВУЗов.
   
(назад)


    Добавление.
 1. Словарь Ожегова в 2008 году продолжает считать "кофе" словом только мужского рода.
 2. "Словарь правильной русской речи" Российской Академии наук (2004 год) считает "кофе" словом только среднего рода.
   Но целых пять лет это никого не волновало.


    А также другие Заметки политического обывателя


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000