Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Одиннадцатый год издания 03.08.2009         N 1774   

О военных мемуарах-2

(Начало)
    Почти всякий раз, когда заходила речь о воспоминаниях Жукова (а это случалось неоднократно), и я выражал недоумение по поводу перенасыщенности его "воспоминаний" прямыми цитатами из архивов, которые он просто не мог помнить, мне говорили: "Почитайте мемуары Василевского, - совсем другое дело".
    Но до Василевского мне никак было не добраться.
    Когда же я прочитал и его воспоминания, я разочаровался еще больше.

    Теперь, пытаясь понять, почему же Василевский считался настолько более ценным мемуаристом, чем Жуков, я не нахожу ответа.
    Разумеется, прошло много лет, и тот стиль изложения, который тогда считался, если не единственно возможным, то уж наверняка вполне естественным и допустимым, теперь вызывает только откровенную скуку и отрицается читателем сразу на уровне партийно-бюрократических оборотов.
    Но дело не только в этом.

    "Мемуары" Жукова, строго говоря, воспоминаниями не являются.
    Но у них есть одно неоспоримое достоинство: в широкую печать были выпущены многочисленные архивные данные, до того (а во множестве - и сейчас) скрытые от исследователей.
    И скрытые не только по злому (во многом мифическому) умыслу "властей", а по чисто техническим причинам: сложностью работы в архивах, их безусловной ценностью (и оттого повышенной защищенностью от копания в них толп дилетантов) и просто трудностью организации доступа всех желающих.
    Да и работа в архивах - это тяжелый, кропотливый и неблагодарный труд, а не то, как это видится борзописцам нынешних таблоидов: пришел, открыл нужную папочку, обнаружил забытый документ, скопировал, вытащил из него забойную цитату... сенсация готова!

    Жуков в своих "мемуарах" эту работу уже проделал.
    Пусть его данные неполные, возможно, тенденциозно подобранные, но они есть.
    И каждый желающий может их изучить.
    Только вот желающих даже для этого (тоже нелегкого) труда можно пересчитать по пальцам.
    И количество их не увеличивается.

    Ценность же воспоминаний маршала Василевского остается для меня полнейшей загадкой.
    Единственным положительным моментом, может быть, является только тот дух партийно-правительственного новояза, которым пронизаны все воспоминания от начала до конца.

    Никакая современная литература, даже если ее очистить от налетов дешевой сенсационности и явного политического заказа современной демократии "строго осудить" ужасы сталинизма, не в состоянии передать всю зашоренность общественной жизни того времени, которая так ярко проявляется в любой фразе книги маршала Василевского.
    Но, похоже, что прочитать этот первоисточник современные литераторы тоже не в состоянии.

    (Очевидно, поэтому теперь столь и распространены поделки по "альтернативной" истории, что они не требуют никаких знаний по истории реальной: мели, Емеля, твоя неделя.)
    Так что все нижеприведенные цитаты (с цифрами) - только для тех, кто действительно хочет знать прошлое.
    И стремится понять его.


    Тем не менее, мобилизация пополнила сильно потрепанные войска на Восточном фронте, численность которых к лету 1943 года была доведена до 4,8 млн. (более 71% личного состава всей действующей армии).
    Кроме того, 525 тыс. насчитывали войска сателлитов Германии.
    Противник имел тогда на советско-германском фронте 232 дивизии, 5850 танков и штурмовых орудий, 54,3 тыс. орудий и минометов, 2980 боевых самолетов, на море - 69 боевых кораблей основных классов.
    Таким образом, несмотря на принятые меры и возможность переброски дивизий с Запада, где по-прежнему не было второго фронта, врагу не удалось восполнить все свои потери и довести численность войск на Восточном фронте до уровня осени 1942 года, когда она была наибольшей за все время войны (около 6,2 млн. человек).
    (стр. 13)


    К лету 1943 года в составе нашей Действующей армии было 6,6 млн. человек, а на ее вооружении - 105 тыс. орудий и минометов, около 2200 боевых установок реактивной артиллерии, 10,2 тыс. танков и САУ, свыше 10,2 тыс. боевых самолетов.
    (стр. 14)


    За год, начиная с контрнаступления под Сталинградом, советские войска полностью уничтожили или пленили 56 дивизий врага, 162 дивизиям нанесли тяжелое поражение.
    Враг был вынужден перебросить к концу 1943 года с Запада 75 дивизий, много техники и вооружения.
    Мощь Советских Вооруженных Сил неуклонно возрастала.
    За 1943 год было создано 78 новых дивизий.
    Войска, действовавшие на фронте, в то время насчитывали уже более 6 млн. солдат и офицеров, 91 тыс. орудий и минометов, 4,9 тыс. танков и самоходных орудий, 8,5 тыс. самолетов.
    К тому же Ставка насчитывала в своем составе значительные резервы солдат и офицеров.
    По всем данным, которыми располагал Генеральный штаб, Красная Армия превосходила гитлеровскую армию по численности, по боевой технике и по вооружению.
    (стр. 66)


    Эти (вражеские) войска насчитывали 4,9 млн. человек, имели на вооружении более 54,6 тыс. орудий и минометов, 5,4 тыс. танков и штурмовых орудий, 3,1 тыс. самолетов.
    В наших действующих войсках насчитывалось более 6,3 млн. человек, 95,6 тыс. орудий и минометов, 5254 танка и САУ, 10 200 самолетов.
    Несомненно, обращает на себя внимание то обстоятельство, что у нас, хотя и временно, было меньше, чем у противника, танков.
    Это объясняется, прежде всего, немалыми потерями нашей армии в гигантских наступательных операциях 1943 года.
    (стр. 70)


    Перед Белорусской операцией фашистское командование, опираясь на столь мощные укрепления, рассчитывало во что бы то ни стало остановить продвижение наших войск.
    Здесь была сосредоточена крупная группировка войск воссозданной после разгрома в Белоруссии группы армий "Центр" (с 26 января 1945 года группа армий "Север") (3-я танковая, 4-я и 2-я армии).
    К середине января 1945 года в группу армий входили 43 дивизии (35 пехотных, 4 танковые, 4 моторизованные) и 1 бригада общей численностью в 580 тыс. солдат и офицеров и 200 тыс. фольксштурмовцев.
    Они имели 8200 орудий и минометов, 700 танков и штурмовых орудий, 775 самолетов 6-го воздушного флота.
    Возглавили группу армий "Север" генерал-полковник Рендулич, а затем генерал-полковник Вейхс.
    Началась Восточнопрусская операция 13 января 1945 года поисками 3-го Белорусского фронта (командующий генерал армии И.Д. Черняховский, член военного совета генерал-лейтенант В.Е. Макаров, начальник штаба генерал-полковник Л.П. Покровский) и 14 января - 2-го Белорусского фронта (командующий Маршал Советского Союза К.К. Рокоссовский, член военного совета генерал-лейтенант Н.Е. Субботин, начальник штаба генерал-лейтенант А.Н. Боголюбов).
    Войска 3-го Белорусского фронта занимали к тому времени исходное положение по линии Сударги - Пилькаллен - Голдап - Ашустов; 2-го Белорусского - по рекам Бобр (Бебжа) и Нарев до Сероцка на Буге включительно, с плацдармами на западном берегу Нарева у Рожан и Сероцка.
    В состав обоих фронтов и ходили 14 общевойсковых, 1 танковая, 2 воздушные армии, I танковых, механизированный отдельный и кавалерийский корпуса.
    Общая численность участвовавших в операции войск и тому времени составляла более 1 млн. 600 тыс. человек, имевших на вооружении 25 426 орудий и минометов, более (стр. 175) Начали наступление фронты успешно (3-й Белорусский - 13 января, 2-й Белорусский - 14 января).
    Этому во многом содействовала сильнейшая артподготовка.
    Замечу попутно, что Восточнопрусская операция по расходу боеприпасов вообще не имела себе равных среди всех операций в истории войн.
    Два фронта получили 13,3 млн. снарядов и мин, 620 млн. патронов, 2,2 млн. ручных гранат.
    Только за 13-14 января войска 3-го Белорусского фронта израсходовали более 1000 вагонов основных номенклатур боеприпасов, а войска 2-го Белорусского лишь за 14 января - свыше 950 вагонов.
    Всего же оба фронта израсходовали более 15 тыс. вагонов боеприпасов.
    Для перегрузки их из вагонов и подачи в войска потребовалось (в перерасчете мл 2,5-тонные автомашины) около 100 тыс. автомобилей.


    Мы предъявили требования о порядке капитуляции, указали сборные пункты приема военнопленных, маршруты движения и время.
    X. Хата принял все условия.
    Невыполнение некоторыми японскими частями и подразделениями приказа о сдаче оружия он объяснил тем, что командование Квантунской армии не смогло вовремя довести приказ о капитуляции, так как на второй день наступления Красной Армии штаб Квантунской армии потерял управление войсками.
    Далее мы предупредили X. Хата, что японские войска должны сдаваться организованно, вместе со своими офицерами и что в первые дни капитуляции забота о питании пленных ложится на японское руководство.
    Войска обязаны переходить к нам с кухнями и запасами продовольствия, японские генералы - являться со своими адъютантами и необходимыми личными вещами.
    Было также заявлено, что мы гарантируем гуманное отношение не только к высшим чинам, но и ко всем военнопленным.


    С 19 августа японские войска почти повсеместно начали капитулировать.
    У нас в плену оказалось 148 японских генералов, 594 тыс. офицеров и солдат.
    К концу августа было полностью закончено разоружение Квантунской армии и других сил противника, располагавшихся в Маньчжурии и Северной Кореи. Успешно завершались операции по освобождению Южного Сахалина и Курильских островов.
    (стр. 268)


    А.М. Василевский. "Дело всей жизни". Часть вторая. Политиздат, 1988.



О   А.М. Василевском
   О секретности
   Исторические зарисовки
   О военных мемуарах
   А также другие Истории про историю


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000