Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Одиннадцатый год издания 27.03.2009         N 1726   

Петербургский трамвай

    На днях зашел разговор о трамваях.
    "А говорят, - спросили меня, - что в Ленинграде была система обозначения номеров трамваев разноцветными огнями?"
    "Практика обозначения номеров огнями, - немедленно ответил я, - была. Системы - не было."

    Дело в том, что с самого детства, когда трамвай был моим любимым транспортным средством, я очень долго пытался уловить систему распределения цветов в соответствии с номером маршрута трамвая.
    Но даже ближайшие маршруты были абсолютно неупорядочены и не давали никакого намека на "систему".
    Например, 34-й маршрут обозначался зеленым и синим цветами, а тридцатый - белым и зеленым. 33-й - зеленым и красным, 37-й - красным и синим, а 25-й - двумя красными.
    Восемнадцатый светился белым и синим, а когда практически параллельно ему пустили сороковой, его обозначили двумя зелеными.
    Еще рядом с нами ходили первый и восьмой маршруты, а чуть подальше (по Большой Зелениной) 17-й, а с другой стороны (по проспекту Добролюбова) - 6-й.
    Но их расцветок я не помню.

    Тогда же (то есть в детстве) или несколько позже я предположил, что "система" заключается в том, чтобы одинаковые огни, обозначающие разные маршруты, нигде не пересекались.
    Эту версию мне впоследствии подтвердила книжка Годеса "Новый старый трамвай", выпущенная в 1982-м году.
    Там же (а впрочем, возможно, что и в другом месте) я прочитал, что традиция цветового обозначения трамваев возникла вовсе не для удобства пассажиров, а для удобства стрелочников.
    Действительно, рассмотреть в петербургских сумерках (а зимой они длятся почти круглые сутки) плохо освещенный номер на вагоне много сложнее, чем два цветных огня.
    Но надо сказать, что была важна не только практическая целесообразность: идея была изящна в своей эстетической законченности, поэтому ее воплощение и просуществовало значительно дольше существования самих трамвайных стрелочников.

Лазаревский мост
Лазаревский мост
    Но и пассажирам было удобно.

    Стоишь, например, осенью на остановке у садика на углу Чкаловского и Большой Зелениной, сыро, тоскливо, а по Чкаловскому далеко видно: идет, голубчик, "тридцатка", сейчас поедем...

    Теперь там метро "Чкаловская", а трамвайные пути в сторону Ждановки и на Пионерской улице разобрали полностью, и даже трамвайно-пешеходный Лазаревский мост совсем снесли...
    Наверное, новый будут строить.

    А "тридцатку" я на днях видел у Финляндского вокзала.
    Куда она теперь ходит: бог весть.
    Раньше у нее кольцо было на Новоладожской улице (рельсы, кстати, сохранились, я в прошлом году видел; пути на улице сняли, а кольцо осталось), и оттуда она шла по Пионерской, по Чкаловскому, вдоль Карповки, мимо Медицинского института, потом через мост Свободы на Боткинскую улицу, мимо Финляндского вокзала на Кондратьевский проспект, потом по заросшей лопухами улице Жукова, по Среднеохинскому проспекту, по Большой Пороховской и на Ириновский проспект...

    Чертова прорва ненужной информации хранится в мозгах, на новую места уже не остается....

    (Вот, кстати, страничка с таблицей маршрутных огней.
    "Э! - сказал я себе, - С двадцать пятым они перепутали!"
    А потом вспомнил, что 25-й с красно-красного цвета действительно поменяли на красно-зеленый, и к этому было ужасно сложно привыкнуть.)
    "А когда исчезла эта традиция?"
    "А как "броневички" появились... У них сигнальные огоньки были маленькие, видны плохо, и смысл - исчез!"

    Наверное, это не совсем так...

(Продолжение)


    Пешком по Петербургу


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000