Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Десятый год издания 27.08.2008         N 1647   

Буераки полуперевода

    Попался мне в руки один детективчик, "Луна-убийца" называется.
    Ну, детективчик - так детективчик. Раз буквы есть - почитаем (подумал я).
    И приступил.

    После первых трех страниц стало ясно, что это не детектив, а чистой воды боевичок среднего пошиба, но определение жанра в принципе ничего не меняло, а никаких высокохудожественных достоинств я от него и не ожидал.

    После десятка страниц повеяло чем-то очень и очень знакомым, но пришлось прочитать еще немного, чтобы определиться со своими ощущениями.
    Пахло прошлым!

    В стародавние времена, во времена Главлита и повсеместного планирования некоторым издательствам для поправки своего бюджетного положения иногда позволяли издать какой-нибудь переводной детективчик-боевичок, как правило, из второстепенных.
    Издательства, разумеется, второпях (пока Главлит не передумал) переводили и издавали книжицу в мягкой обложке, весь тираж которой мгновенно распродавался и зачитывался до дыр.
    И не потому, что это были шедевры, а потому, что эти детективчики-боевички были совсем другими, чем даже многократно проверенные на благонадежность писания, например, Агаты Кристи.

    Но у этих книжиц была одна общая черта: переводы (из-за чрезмерного ускорения производственного процесса) были довольно корявы, а стиль изложения отсутствовал вообще.
    Это, кстати, придавало книжицам дополнительный шарм и ощущение правдивости написанного.
    "Луна-убийца" была очень похожа на любую из этих книжек.

    Первый раз я споткнулся на 22-й странице:

"Я хотел бы снова увидеть тебя, - продолжал Лозини после нескольких минут молчания, задыхаясь от сдержанного гнева, будто только что взбежал по лестнице."
    Явный перебор в эпитетах меня слегка насторожил, но тут же я споткнулся второй раз:
 
"У меня нет твоих денег, исчадие подлости!"

    "Исчадие подлости - это хорошо! - подумал я, - как говаривал один мой сильно косноязычный приятель: "Гори оно все пропадом!"
    Но мой приятель не писал книжек...
    Читаю, однако, дальше.

"Будет видимо лучше, - с улыбкой проговорила она, - если я предоставлю вас вашей работе."
    Право, лучше бы она предоставила его не работе, а обеду, но уж у кого что есть...
    (Вам не кажется, что дубовость оборотов уже проросла во мне дубовыми корнями? Терпите...)
    Продолжаем читать:
"Это была жестокая, но славная девушка, и, несмотря на свои тридцать семь лет, была такая худенькая и хрупкая, что, казалось, он имеет дело с девушкой."
    Славная, но жестокая, она была девушкой, но ему она казалась... тоже девушкой...
    Я поискал в этом пассаже глубокий смысл, но - увы! - не нашел.

    Дальше идет сцена ограбления, грабитель командует:
 

"Держите ваши руки плашмя на столе!"

    А можно ли держать руки на столе стоймя?
    Или все же грабителю стоило перейти на русский язык? Тогда получилоь бы что-нибудь вроде:
 

"Руки на стол! - рявкнул громила."

    Но переводчику не до этого:

"В трехстах метрах дальше они остановились около "бьюики-ривьера", темная масса которого выделялась в полутемноте."
    Шедевр! Мой упомянутый косноязычный приятель до "полутемноты" все-таки не додумался.

    А вот фразочка и про "стоймя"!

"Этот человек настолько перепугался, что, вскочив из-за стола, замер в неестественной позе, нагнувшись вперед, опершись ногами в пол, опустив руки, как плети, вдоль туловища, смотрел с раскрытым ртом на пистолет в руке Паркера."
    Было бы, конечно, естественней, если бы сей персонаж стоял, опершись ногами в стену. Или в окно.

    А вот еще перл:

"Мы немало произвели давления на людей в течение двенадцати часов прошлой ночи, - сказал он, - Мы сделали все, что смогли, и это ничего не дало."
    После этого я практически перестал следить за сюжетом, и стал следить только за словами.
"Они нападают на мои слабые стороны, и, не будь вас, я, скорее всего, ничего бы и не заметил, прежде чем все это кончилось..."

"Лозини рискует не быть больше здесь!"

"Вы находитесь в периоде скатывания в пропасть! - напрямую добавил Паркер."

"Я не пользовался огнем вот уже двадцать лет! - воскликнул он громко."

    Последняя фраза окончательно поставила меня в тупик: я придумал два объяснения, но возможно, что они оба не верны.
   1. Он уже двадцать лет никого не убивал.
   2. Он впервые за двадцать лет так сильно погорел.

    Продолжаем читать бредятину:

"О'Хара должен был на ком-то согнать свою злость."

"Ни тот, ни другой не держали на виду свое оружие, но оба протянули свои правые руки у ягодиц, откинув полу сюртуков."

"Незнакомец сразу же зажал Фаррэлу рот и сильно прижал его голову к стене, пока не замерло эхо крика на лестнице."

    Когда замерло эхо смеха, чтение книги продолжилось снова и снова.
"Воздух здесь (в квартире) был гораздо жарче, чем он должен был быть, так как он сегодня утром, в восемь часов, оставил все окна открытыми."

"Калезиан сел верхом на шезлонг, крепко опираясь обеими ногами о пол, готовый к действию. Он положил портфель на колени, опершись на него руками."

    Попробуйте-ка сесть на что-нибудь верхом и положить портфель на колени.
    Или этот портфель был величиной с контрабас?
    "...он свел знакомство с Лозини и под его руководством стал заниматься эксплуатацией порнографических фильмов..."
    Вот ведь эксплуататор какой!
    Нет на него Карла Маркса с "Капиталом".
"Послышалась вторая детонация снаружи, быстро последовавшая за первой, и пуля застряла где-то в стене, в глубине комнаты."

"Появление его в поле зрения, - подумал Калезиан, - видимо поколебало руку, и пуля ударила на десять сантиметров выше указанной цели."

"Он перевязал его тщательно и вовремя сделал переливание крови... Он искусственно питал его, чтобы как-то поддерживать слабеющие силы."

"Он должен был бегать много километров каждый день."

"Она была красивой девушкой, высокая и тонкая, с сенсационно красивыми ногами."

    Сенсация! Красивые ноги! Сенсация!
    "Фаран пришел в такое измученное состояние, что не мог даже держать голову прямо, а глаза открытыми."
    Все...
    Я так увлекся чтением слов, что в результате не понял, причем тут луна и почему она убийца.
    Полагаю, что это не слишком важно...

    Вы скажете: ну и что? мало ли нынче издают макулатуры, которую невозможно читать?
    Много!
    Но она делится на две категории.
    (Возможно, категорий больше, но у меня нет желания досконально исследовать помойки; сужу только по тем случайным экземплярам, которые попадали мне в руки.)

    Первая: гламурные детективчики.
    Между прочим, эти глупейшие детективчики пишутся на относительно приличном русском языке. Читая их, то и дело натыкаешься на логические нестыковки и бредовые мотивировки, но не на корявейшие кракозябры новейшего словостроения.

    Вторая: откровенно графоманские альтернативно-исторические сказочно-боевые фентези разных зверево-орлово-перумо-янковских, которые принципиально нечитаемы любым образованным человеком. Мне, во всяком случае, ни разу не удалось одолеть более трех страниц этой ахинеи.

    "Луна" же "убийца" точнехонько попала между этими категориями: ее еще можно (но не нужно!) читать, но при этом постоянно запутываешься в навороченных деепричастных оборотах, постоянно спотыкаясь о феноменально сконструированные словесные построения.

    Поэтому читатель рискует не быть больше читателем здесь, и не только здесь, но и всегда!
    (Нет, у меня явно не получается повторить "подвиг" переводчика.)

    Воздадим же ему должное, как человеку, начавшему заполнять книжные прилавки не книгами, а бумагой с нечитаемыми буквами: всякими нынешними "Подпольными инквизиторами", "Черепами на эмблемах", "Войнами магов", "Демонами по расписанию" и "Монополиями на удачу"...

    Ричард Старк. Луна-убийца. Перевод с английского А.Леонидова. ВТПО "Киноцентр", Белорусское отделение, Минск,1991. Тираж 100 тысяч экз.


    "Букволюбия и буквомания"


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000