Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Девятый год издания 14.01.2008         N 1562   

Загадка славного барона
(абсолютно правдивая история)

Иллюстрация Гюстава Доре
    Кто не знает славного барона Мюнхгаузена!
    Находчивого искателя приключений, заядлого охотника и путешественника, но еще более отчаянного враля, лгуна из лгунов, фантазера из фантазеров.
    Это подлинный отец лжи!

    Но не потому, что не было того, кто мог бы его "переврать".

    Его ложь - это не пустая и бессмысленная болтовня добродушного Хлестакова, у которого "легкость в мыслях необыкновенная", это не бахвальство шекспировского Фальстафа, не расчетливое вранье фонвизинского Вральмана.
    Это не порожденные мещанской скукой выдумки Тартарена или небылицы остроумца французского барона Крака - героя книги Коллена д'Алвиля, созданного под влиянием приключений немецкого барона, и, наконец, это не необузданное хвастовство Дейва Крокета - самого известного персонажа американского фольклора, имевшего, впрочем, реального прототипа.

    Мюнхгаузен лжет, как дышит, неостановочно и самозабвенно, сам искренне веря в свои россказни.
    У медиков даже существует такое определение, как "синдром Мюнхгаузен" - склонность к патологической лживости.

    Но именно поэтому Мюнхгаузен превосходит своих литературных собратьев: он ничего не выдумывает и не искажает, он живет в своем странном и необычном мире, где можно летать на пушечных ядрах и вытаскивать себя из трясины за собственные волосы.
    Вероятно, именно поэтому рассказчик настолько слился со своим персонажем, что разделить их теперь практически невозможно.

герб
Родовой герб Мюнхгаузенов
    И тем не менее, Мюнхгаузен - реальное историческое лицо.
    Род Мюнхгаузенов известен с двенадцатого века, а их родовое древо насчитывает более тысячи человек.
    В Нижней Саксонии и сейчас можно обнаружить десятка полтора замков, некогда принадлежавших или принадлежащих сегодня членам этого почтенного рода.

    Тот барон Мюнхгаузен, о котором сейчас идет речь, был родом из города Боденвердера, что на реке Везер в Германии.
    В середине XVIII века там, где по преданиям король Генрих-Птицелов занимался своим любимым делом - ловил птиц - другой заядлый охотник, барон Мюнхгаузен, целые дни проводил в седле, гоняясь за дичью.
    А по вечерам в павильоне, построенном в 1763 году, собирались соседи и знакомые барона, чтобы послушать владельца поместья об его удивительных приключениях в загадочной и холодной России, в сказочной и далекой Турции, да и в собственных лесах.
    При этом ни живость изложения, ни невероятность событий не уменьшались ни на йоту.

    Мюнхгаузен был настоящим поэтом, способным черпать вдохновение не только в дальних странствиях, но и в обыденной охоте на обычного оленя вблизи собственного поместья.
    Импровизации барона были блестящи.
    И неважно, что в его рассказах правда перемешивалась с вымыслом, который постепенно вытеснял ее.

    Природная наблюдательность, меткие характеристики, юмор и дар красноречия увлекали слушателей (и увлекают читателей до сих пор).

    Самым удивительным из всех удивительных приключений барона является то, что почти все они имеют правдивую основу.
    Он действительно бывал и в России и действительно участвовал в войне с турками.

    Конечно, в Санкт-Петербург Мюнхгаузен въехал не в санях, запряженных волками. И не зимой...

    Хотя никто не может точно сказать, как это произошло.
    Одна из версий (без нарочитых преувеличений и вранья) выглядит примерно так...

    Тринадцатилетний барон прибыл в столицу России в начале тридцатых годов восемнадцатого века в свите юного герцога Антона-Ульриха Брауншвейгского.
    Произошло это вскоре после того, как, как императрица Анна Иоанновна (внучка Алексея Тишайшего и племянница Петра Первого) избрала герцога женихом своей племянницы (Анны Леопольдовны - правнучки Алексея Тишайшего). Никто и помыслить не мог, что вполне законный наследник трона и сын Антона Ульриха (Иван Антонович - праправнук Алексея Тишайшего) всю жизнь проведет в крепости и будет убит в результате провокационного своего освобождения капитаном Мировичем.

Древо Романовых

    До этого, как и до встречи нашего барона с вдохновительницей этой провокации, известной в истории как императрица Екатерина Вторая, пройдет еще немало лет.
    А пока юнец Мюнхгаузен вступает в Брауншвейгский кирасирский полк, в который спешно переименовали полк Ярославский Драгунский.
    С началом русско-турецкой войны корнет Мюнхгаузен в свите принца отправляется на театр боевых действий, где участвует в штурме Очакова (помните грибоедовское "времен Очакова и покоренья Крыма"?) и совершает множество других подвигов, о которых, правда, известно только из последующих рассказов барона.
    Через некоторое время судьба забрасывает Мюнхгаузена в Ригу, где он - начальник почетного караула - участвует в церемонии встречи будущей русской императрицы Екатерины Великой.
Портрет реального барона
    Еще несколько лет спустя Мюнхгаузен получает чин ротмистра, но тут бурная военная жизнь внезапно надоедает ему, он женится, подает в отставку и уезжает в родной Боденвердер.

    Но жизнь барона на родине тоже была полна приключений: он постоянно конфликтовал со своим городом и его жителями, судился с городской властью, подвергался штрафам и судебным взысканиям и так далее.
    Судя по всему, характер у барона был достаточно вздорный...

    Но при этом он постепенно приобрел славу замечательного рассказчика.
    Современник так описал свои впечатления:

    "Обычно он начинал рассказывать после ужина, закурив свою огромную пенковую трубку с коротким мундштуком и поставив перед собой дымящийся стакан пунша... Он жестикулировал все выразительнее, крутил руками на голове свой маленький щегольской паричок, лицо его все более оживлялось и краснело, и он, обычно очень правдивый человек, в эти минуты замечательно разыгрывал свои фантазии".
    Возможно, он так бы и остался только в памяти немногочисленных соседей, как замечательный рассказчик со склонностью к преувеличениям, если бы однажды судьба не занесла бы в баронский павильон скромного библиотекаря...

    Поговорим теперь о втором герое нашего повествования - о Рудольфе Эрике Распе.

(Продолжение)


    Еще о литературе - Букволюбие и буквомания


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000