Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Девятый год издания 26.10.2007         N 1526   

Петр Столыпин

(Начало)
    Двенадцатого августа 1906 года в субботу к подъезду дачи председателя Совета министров на Аптекарском острове подъехало ландо с тремя мужчинами. Двое - в форме жандармских офицеров, один - в штатском платье.
    Столыпин принимал в своем кабинете посетителей, в приемной ожидало несколько десятков человек, среди них были женщины с детьми. На балконе, прямо над крыльцом, сидели двое детей Столыпина, дочь Наташа и малыш Аркадий вместе с няней, молоденькой воспитанницей Красностокского монастыря Людмилой Останькович.

    Через несколько минут взрывом бомбы дача будет разрушена, Останькович погибнет, малыш ранен, а Наташа с раздробленными ногами окажется под копытами взбесившихся от боли раненых лошадей и лишь чудом останется живой.

    Пока же двое в жандармской форме остановлены швейцаром.
    Первый из них, с портфелем. Они настаивают на встрече с министром, ссылаются на очень важное дело. Швейцар-служака: "Запись к приему лиц, имеющих отношение к Министру, прекращена, министру понадобится не менее двух часов для приема лиц, уже находящихся в приемной."
    Так передает суть речей швейцара полицейский документ.
    Но посетители, спешат, рвутся к двери, ведущей в коридор, откуда вход в столыпинский кабинет.
    На их пути встает агент охраны Горбатенков. Короткая схватка.
    На помощь Горбатенкову устремляется его помощник, агент Мерзликин, из приемной на шум выходит генерал Замятин.
    И все они мгновенно исчезают в страшном взрыве.

    В Центральном архиве Октябрьской революции в делах охранного отделения - списки погибших и раненых от взрыва.
    Есть там и маленькие, в ладонь, альбомы с фотографиями и словесными портретами боевиков-эсеров. Есть и фотокарточка молодой двадцатитрехлетней сероглазой девушки с косой - Климовой, участницы покушения.
    Сегодня, в конце века, видишь, как жестоко разделалась история не только с ней, не только со Столыпиным, но даже и с дочерьми Климовой, отбывшими свой срок в сталинских лагерях.
    Молчит архивный альбом. Истлели кости жертв и героев.
    Молча глядит с выцветшего снимка юная террористка, еще не ведая ни боли, ни страха.

Здесь была дача Столипина
Стела в память погибших установлена в 1907 году.
Восстановлена в 1991 году.
    Дочь Петра Аркадьевича, Мария Столыпина, (по мужу Бок) вспоминала:
    "Наташа была ранена очень серьезно, и страшно было видеть, когда ее переносили, это безжизненно лежащее тело с совершенно раздробленными ногами и спокойное, будто даже довольное лицо. Не издавала она ни одного звука: ни крика, ни стона, пока не переложили ее на кровать. Но тогда она закричала и кричала уже все время, - так ее в больницу и увезли, - кричала так жалобно и безнадежно, что мороз по коже проходил от крика этой четырнадцатилетней девочки...

    А у Ади были раны на голове и перелом ноги, и все последующее время бедный ребенок очень страдал больше от нервного потрясения, чем от ран. Он несколько дней совершенно не мог спать: только заснет, как снова вскакивает, с ужасом озирается и кричит: "Падаю, падаю".

    К вечеру увезли пострадавших. Кого в покойницкие, кого в лечебницы.
    Наташе предстояла ампутация обеих ног, немедленно, иначе не спасут.
    Это была цена, которую Столыпин должен уплатить за твердый курс, спасающий страну от трагедии революции?

    Он умоляет докторов отложить операцию до утра. Они с трудом соглашаются. Наступает утро. Ампутацию снова откладывают.

    Потом сообщают, что попробуют сохранить обе ноги, а что дальше, останется калекой или поправится, - это как Бог даст.
    Надо думать, прошедшая ночь была для Столыпина мучительной. На нем лежала кровь его детей. Он не мог не знать, что и в дальнейшем ничто не убережет их, никакая охрана, никакие жандармы. Уберечь детей может только отец.
    При одном только условии...


"Список лицам,
убитым при взрыве бомбы на даче
Господина Министра Внутренних Дел
Столыпина 12-го августа 1906 г.

1. Непременный член Ярославского губернского по земским и городским делам представителя Коллежский Асессор Николай Юльевич Слефогт - 32 лет.
2. Отставной Статский Советник Михаил Тимофеевич Вербицкий - 60.
3. Потомственный почетный гражданин Леонтий Клементьевич Клементьев - 59.
4. Запасной унтер-офицер Кавалергардского полка из крестьян Смоленской губернии Духовищинского уезда, Жиловичской волости деревни Новоселок Василий Прокофьев Солдатенков - 32.
5. Запасной боцман Гвардейского экипажа из крестьян Курской губернии Дмитриевского уезда, Михайловской волости, слободы Жидневки Александр Иванов Проценкои 28.
6. Гражданской инженер Иероним Иуланович Терлецкий - 25.
7. Унтер-офицер Санкт-Петербургского Жандармского дивизиона Иван Павлов Слепов - 27.
8. Коллежский регистратор Афанасий Ларионов Горбатенков - 45.
9. Крестьянин Нижегородской губернии, Лукояновского уезда, Крюковской волости, села Крюкова Петр Григорьев Синятин - 47.
10. Сотенный медицинский фельшер Области Войска Донского Захар Семенов Мерзликин - 29.
11. Крестьянин Ковенской губернии и уезда, Сурзинокской волости, Свентаброкского общества Франц Казимиров Станюлис - 22.
12. Член Совета Министерства Внутренних Дел сенатор Действительный Статский Советник Сергей Алексеевич Хвостов - 60.
13. Харьковский мещанин Александр Леонтьев Вольфович -54.
14. Жена прапорщика запаса Ольга Истомина - 32.
15. Вдова Действительного Статского Советника Княгиня Евдокия Артемьевна Кантакузена - 56.
16. Князь Иван Александрович Некашидзе - 55.
17. Церемониймейстер Высочайшего Двора Действительный Статский Советник Александр Александрович Воронин - 43.
18. Генерал-майор Александр Замятин - 54.
19. Отставной канцелярский служитель Николай Григорьев шин - 59.
20. Крестьянка Анна Петровна Долгушина.
21. Неизвестный.
22. Неизвестный.
23. Ноги с частью живота бывши в жандармских брюках.
24. Неизвестный.
Первоначально был доставлен в лазарет Лейб-гвардии Московского полка."


    Вслед за этим списком идет список раненых и умерших от ран. В нем двадцать пять имен. Крестьяне, мещане, офицеры, чиновники, женщины, дети. За нашу революционность, за политику, за нетерпение террористов всегда платят они.


    Посмотрим, кем были террористы.

    "Доклад отделения по охранению общественной безопасности и порядка в столице 24 сентября 1906 г.
    Его Высокопревосходительству Господину Министру Внутренних Дел.
    Секретно.
    Произведенным агентурным розыском по делу взрыва 12-го Августа дачи господина Министра Внутренних Дел удалось получить следующие сведения о погибших участниках этого преступления.
1. Преступник в жандармской форме атлетического сложения - Уроженец города Смоленска Никита Иванов. В начале марта с.г. содержался под стражей в Брянской тюрьме по делу ограбления артельщика Брянских заводов. Мать Иванова живет в Смоленске на Московской улице, где содержит чайную;
2. второй жандармский офицер (разорванный) - еврей, уроженец г. Минска, до середины 1905 г. проживал во Франции, откуда вернулся в Россию. В последнее время проживал по паспорту Бельгийского подданного;
3. преступник во фраке - уроженец г.Брянска и рабочий Бежецких заводов, имя его - Иван. Известен хорошо местным жандармским властям, т.к. неоднократно привлекался к дознанию.
    Все эти лица принадлежат к Московской организации "максималистов".
    Полковник Герасимов."

(Продолжение)


    Истории про историю


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000