Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Девятый год издания 08.10.2007         N 1520   

Кое-какие московские впечатления - 10

    В тот раз день моего прибытия в Москву был почти летним: ярким, теплым и солнечным.
    Правда, в отличие от большинства случаев дел у меня в Москве было немного, только перейти Комсомольскую площадь и сесть в поезд на Казанском вокзале. Но на это важное мероприятие у меня отводилось двенадцать часов.
    Поэтому я свернул влево и пошел в Сокольники.
    Задачу я себе такую поставил - дойти до Сокольников. А если не заблужусь, то выйти к Яузе в районе Электрозаводской.
    Шел я лениво и без приключений дошел до какого-то широченного бульвара, в самом начале которого посреди площади стояла малюсенькая будочка метро.
    По моим топографическим прикидкам это должно было быть назначенное место, но я его категорически не узнавал.
    Было уже около восьми, москвичи сплошным потоком шли по тротуарам и втекали в метро, и только бульвар был безлюден и пуст и своим безлюдьем и пустынностью напоминал почему-то праздничные первомайские улицы старых социалистических времен.

    Я сел на лавочку и немного поразмыслил: все было очень похоже. Вдали зеленел массив, предположительно, парк.
    "Допустим, - сказал я сам себе, - что это Сокольники. Тогда Яуза должна быть в противоположной стороне. Чем я рискую? Ничем!"
    И успокоив себя таким образом, я смело нырнул в поперечный переулок.

    ("Лопух! - скажете вы, - На станции метро должно было быть написано название."
    Но я помнил про это!
    И не подошел к ней специально: играть - так играть...)
    Но через десять метров переулка меня ждал огромный облом.
    Во-первых, он резко свернул налево, а во-вторых, оказался раскопан на глубину метро, а раскопанное место огорожено хилой решеточкой.
    Но народ, которого в этом переулке тоже оказалось немало, решительно шел прямо, а не налево.
    И я пошел с народом.
    Сначала три ступенечки вниз, потом вдоль газончика, мимо пятиэтажки и дальше...
    Куда направлялись люди, за которыми я пошел, мне неизвестно, но они потихоньку исчезли, а я все шел и шел, стараясь никуда не сворачивать.
    Дома сменялись домами, газоны - газонами, цвели яблони, машин не было, людей не было, тишина стояла полнейшая, и что интересно: я ни разу не пересек ни одной улицы.
    А, быть может, пересек, но не заметил этого?

    И вдруг я уперся (со стороны двора) в ажурную решетку, за которой, наконец, виднелась "проезжая часть".
    К счастью, тут же оказалась и калиточка.
    Первый же дом слева по этой улице оказался гимназией с целой россыпью мемориальных досок.
    На самой большой из них было написано, что сия гимназия построена при содействии Александра Александровича Пушкина и патронировалась им до самой смерти, которая приключилась незадолго до начала первой мировой войны.
    Это меня очень заинтересовало.
    Я повспоминал некоторые даты из жизни нашего великого поэта и пришел к выводу, что патрон этой гимназии вполне мог быть его сыном. Тем более что я слышал, что один из сыновей Пушкина дожил до весьма преклонных лет.

    (Позже я нашел биографии детей Пушкина, и думаю, что, скорее всего, это он и был.
   Справка.
    Старший сын А. С. Пушкина Александр родился 06.07.1833 года. До поступления в Пажеский корпус учился во Второй Санкт-Петербургской гимназии в 3-6 классах. После учебы в Пажеском корпусе был на военной службе. Командовал полком в войне за освобождение Болгарии от турецкого ига. Талантливый военачальник, мужественный бесстрашный воин. Имя старшего сына Пушкина и сегодня очень популярно в Болгарии. Награжден золотым Георгиевским оружием с надписью "За храбрость" и орденом Святого Владимира IV степени с мечами и бантом. За 35 лет военной службы стал кавалером многих русских и трех иностранных орденов. В 1890 был произведен высочайшим Указом в генерал-лейтенанты "за отличие по службе". В последние годы жизни он занимал большие общественные посты и проявлял себя человеком кристальной честности. Спас от гибели библиотеку и рабочий архив отца.
    Умер 19.07.1914 года, не дожив менее двух недель до начала Первой мировой войны.)
    На другой мемориальной доске было написано, что в этой школе учился Николай Гастелло.
    Тут я вспомнил, что неподалеку проходит улица Гастелло, и понял причину ее наименования.
    Это открытие порадовало меня, и я отправился дальше. Навстречу новым открытиям.
    И они не замедлили произойти.

    Буквально через несколько минут я вышел на поперечную улицу, на доме которой увидел табличку: улица Матросская Тишина.

    Только совсем недавно я прочитал где-то о происхождении этого названия.
    Оказывается, еще в петровские времена на ней была организована мастерская по пошиву парусов, в которой работали главным образом отставные матросы.
    Мне не очень верится, что отставные матросы вели себя тишайшим образом, но, возможно, им самим это место казалось образцом тишины и благолепия.
    Мне кажется, что и сейчас эта улица не слишком шумна.

    Но в тот год, она была широко известна совсем другим: где-то на ней сидел в кутузке опальный олигарх, олицетворяющий собой старинную народную мудрость - от сумы и от тюрьмы не зарекайся.
    Уж на что был сиделец умен и удачлив!
    Ан нет: карта выпала, а масть не пошла - и жизнь переменилась.

    "Пойти посмотреть, что ли?" - подумалось мне, но я отогнал эту мысль, пересек Тишину и проследовал дальше.

   (Кстати, несколько часов спустя, я все-таки прошелся по Матросской Тишине вдоль, а не поперек, и обнаружил упомянутую каталажку. Она напоминала скорее лабаз, а не домзак, и выглядела очень непредставительно.)
    Слева вдруг образовалась какая-то больница, справа КПП неизвестного военного заведения, из которого вдруг вытекла большая колонна курсантов, а прямо - тупик.
    В тупике, правда, была дырочка, через которую я попал в самые настоящие лесные заросли. Но тропинка все-таки была, и она привела меня к гранитной лесенке приятного вида, спускающейся на набережную.
    Набережная была абсолютно пустынна.
    Путешествие мое было практически закончено.
    Оставалось определиться с какой стороны "Электрозаводская": мне казалось, что слева.
    Но пейзаж слева был мне незнаком. Как, впрочем, и справа.
    Я уже собирался повернуть налево, но неожиданно вспомнил совет по выживанию для заблудившихся в тайге:
"Идите по течению реки. Рано или поздно она выведет вас к людям."
    Я повернул направо.
    И действительно, очень скоро я увидел знакомый мостик и понял, что цель - близка.

    Какой можно сделать вывод?
    Вывод можно сделать такой: хорошие советы - универсальны.

    Вопрос только в том, как отличить хороший совет от плохого...


    Другие московские...
24.07.2001 - 1377.  Кое-какие московские впечатления - 9
07.07.2001 - 1370.  Московские наводнения
06.07.2001 - 1369.  Кое-какие московские впечатления - 8
15.10.2001 - 643.  Кое-какие московские впечатления - 7
08.09.2000 - 367.  Кое-какие московские впечатления - 6
07.09.2000 - 366.  Кое-какие московские впечатления - 5
21.10.1999 - 184.  Кое-какие московские впечатления - 4
20.10.1099 - 183.  Кое-какие московские впечатления - 3
16.10.1999 - 179.  Кое-какие московские впечатления - 2
15.10.1999 - 178.  Кое-какие московские впечатления


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000