Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Девятый год издания 28.04.2007         N 1474   

Сказка о том,
как мы с Надей работали
в магазине модной одежды

(Сказочница Елена Ашь)

(Начало)
    Следующим вечером я позвонила своей сменщице – узнать, как у нее дела, и поделиться мучавшими меня мыслями.
    - Что-то у меня работа не идет, - пожаловалась я ей.
    - Ничего! Зато у меня идет за двоих! Я сегодня кучу народа собрала.
    - А София Львовна с Лорочкой были?
    - Нет, их не было. Я и одна прекрасно отработала. Продала четыре вечерних платья и четыре утренних. В следующий раз буду активнее продвигать меха. Владислав Бориславович очень доволен моими результатами.
    - А про меня ничего не говорил?
    - Про тебя? Нет... А меня очень хвалил.
    - Точно ничего не говорил?
    - Нет, не говорил. Ну, прощай. Мне еще нужно позвонить Людмиле, Марине и Татьяне.
    - Прощай!

    Мой третий рабочий вечер был еще более неудачным, чем первые два.
    Магазин встретил меня своей обычной тишиной, к которой я привыкла и уже не боялась. Я по-хозяйски, как в своем шкафу, принялась перевешивать туда-сюда вещи. Ушла в работу с головой и не заметила, как в магазине появилась целая стайка молоденьких девчушек, которые, хихикая и давясь от смеха чупа-чупсами, стали примерять почему-то панамы. Конец ноября.
    Я, помня указания начальства активнее продвигать шубы и меховые шапки, посоветовала им пройти в отдел мехов.
    - Девочки, я видела там прекрасные теплые шапочки с ушками. В городе – менингит, грипп!
    Но девчушки, вместо того, чтобы идти за теплой и дорогой одеждой, побросали панамы и выбежали на улицу вообще без головных уборов.
    Не понимаю я молодежь!

    Потом в магазин вошла очень солидная покупательница, дама моего возраста. Я решила, что мы с ней наверняка найдем общий язык.
    - Ах, как Вам идет бордовое! Я как раз видела прелестную бордовую шубку в отделе мехов. К сожалению, мне не подошел размер, пятьдесят четвертый мне велик. Пойдемте, я Вам ее покажу... - доверительно шепнула я ей на ушко.
    - Нет, пятьдесят четвертый мне тоже велик,- тучная дама опечалилась и ушла.

    Потом приходили еще покупательницы. Но я ничем не смогла их соблазнить. Все быстро уходили, без покупок.
    Так завершился мой третий и последний день работы Золушкой в шикарном бутике.
    Вечером позвонил Владислав Бориславович и очень сильно волновался. Я с трудом поняла, что на работу выходить больше не надо.

    - Ну и хорошо! – успокаивал меня муж. - Хватит на двух работах надрываться!
    - Ну и ладно! – успокаивала меня потом Надежда. – У тебя прекрасная основная работа в офисе. Это у меня совсем никакой работы нет.
    - Наденька, ты права! Я совсем не расстроена, и я радуюсь, что у тебя все хорошо.
    - Да! Мои продажи растут. Сегодня мною продано шесть шуб! А ведь не хотели брать! И посещаемость магазина растет.

    Я повесила трубку после разговора с Надей и подумала:
    "Надо, все-таки посмотреть на ее работу своими глазами. Я же так ни разу и не видела образца хорошей работы. Посмотрю, пойму в чем моя ошибка, может быть, и схвачу жилку. Может быть, зря меня Владислав Бориславович уволил? Может быть, я за три дня просто не успела включиться в работу? Поэтому у меня ничего и не получалось. Поеду как-нибудь вечером к магазину, заходить не буду, а так, постою под окнами, полюбуюсь на Надину работу. Как труженица-Золушка под окнами дворца любовалась на своих сестер-красавиц, танцующих на балу".
    Я посоветовалась с мужем, и он согласился:
    - Поехали завтра вечером. На следующий вечер мы и поехали. Погода, правда, была не для прогулок. Моросил мелкий дождь.
    Мы вышли из троллейбуса и раскрыли зонтики. Но мелкая водяная пыль, не обращая на зонты внимания, лезла в лицо, в глаза, за шиворот. Зато прохожих на Невском было поменьше. Мы, не спеша, прогулочным шагом, дошли до витрины моей бывшей работы.
    И я ее не узнала! ( И витрину, и мою бывшую работу.)
    По контрасту с Невской погодой, за стеклом царила летняя жара: шел костюмированный бразильский карнавал!
    Полуголые дамы в вечерних декольтированных платьях отражались в многочисленных зеркалах и натыкались на теснящихся рядом других дам, в пушистых белых шубках.
    Дамы в пушистых шубах, в свою очередь, отражались в зеркалах и тоже наталкивались на стоящих у них за спиной дам в строгой деловой одежде с яркой вышивкой.
    Но основной нотой карнавала были разноцветные пышные юбки, введенные в моду с Надиной легкой руки. Зеленые и оранжевые, они вспыхивали яркими огнями по всему залу.
    Нади среди огней и толпы видно не было.
    Мы с мужем стояли возле витрины раскрыв рты. Уж даже я была потрясена увиденным, а мой муж вообще был здесь в первый раз.
    - Ну, как? – зачем-то спросила я его.
    - И ты здесь работала!? – восхитился он.
    - Да нет, когда я здесь работала, тут было все немного по-другому. Но эту пушистую белую шубку я узнала! – обрадовавшись, я показала на нее пальцем, - Только тогда она была здесь в единственном экземпляре. Я тогда еще вспотела ходить в ней перед витриной. Помнишь, я тебе о ней рассказывала?
    - Помню. Жалко, что я тебя в ней не видел!
    - А где же моя Надя?

    Но Нади видно не было.
    - Может быть, она сегодня не работает? – предположил муж.
    - Может быть, она в кабинку для примерки зашла? – предположила я.
    Так мы еще постояли.
    - Вы последние? – спросил нас кто-то. - Куда? – очнулись мы.
    - Войти в салон!
    - Нет, вход свободный, - мы немного отошли в сторону, чтобы не создавать еще большего ажиотажа возле магазина.
    Так мы еще постояли. Нади не было видно.
    Вот знакомая продавщица пробежала с ворохом пышных юбок в руках. Потом обратно.
    Вот Владислав Бориславович пробежал через зал с пачкой каких-то бумаг. Потом обратно, но без бумаг.
    А Нади не было видно.
    Больше стоять мы не стали, пошли домой, потому что намокли и замерзли.
    Из дома я позвонила Наде. Ее не было. Тогда я позвонила не ее рабочий мобильник.
    - Але! – отозвалась Надежда, кряхтя и тяжело дыша.
    - Ты где?
    - Работаю!
    - Мы с мужем только что были возле магазина, а тебя не видели.
    - Работаю!
    - Поздравляю тебя, Надя! Ты так здорово организовала ажиотажное движение в зале! Жалко, что мы тебя так и не увидели.
    - Работаю!
    Не добившись от подруги каких-то других слов, я повесила трубку.

    Счастливая Надежда!
    Наконец она нашла себя, нашла свой талант!
    Страшно подумать, что если бы не этот счастливый случай, если бы не эта новая работа, то Надя до конца своей жизни так и разносила бы газеты по ящикам.
    И никто бы не узнал, как она хороша собой и общительна.
    Счастливая Золушка!
    Почти месяц она ездила каждый вечер на бал.
    Но всему приходит конец. Пришел конец и нашей сказке.

    Однажды вечером Наде позвонил Владислав Бориславович и очень сильно волновался.
    - Надежда! Я преклоняюсь перед Вашим талантом. За один месяц Вы добились того, чего я не мог добиться за год. Вы преобразили мой элитный бутик в гастроном времен социализма! Вчера в кассу стояла очередь из пяти человек!
    - Да! В зале – не протолкнуться! – самодовольно заметила Надя. – Вчера в этой очереди мне наступили на ногу! Многие требуют, чтобы магазин закупал эксклюзивные товары более крупными партиями! И я согласна с моими подругами.
    - Надежда, я Вам очень благодарен за все, что Вы сделали для нашего магазина...

    С большим трудом Надя поняла, что на работу выходить больше не надо.
    Теперь и у меня и у Нади вечера свободны.
    Подруга часто приходит ко мне в гости, мы завариваем чай, раскладываем по тарелочкам сухари с изюмом, долго беседуем о жизни.
    В третий раз делать карьеру в модельном бизнесе мы не будем, это точно.
    У меня нет таланта.
    А у Нади талант слишком большой, не умещающийся в рамках одного магазина.

    Недавно у нас на Большой Пушкарской открылся новый магазинчик – бутик для богатых кошек. Такие же широкие окна, такое же белое сияющее пространство внутри. И одинокая грустная кошка, сидящая на подоконнике в напрасном ожидании посетителей.
    Когда я прохожу мимо этого магазинчика, то почему-то всегда вспоминаю нашу красивую, но ушедшую работу в бутике на Невском.

    Интересно, как в кошачьем магазине собираются поднимать объем продаж?


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2020
Designed by Julia Skulskaya© 2000