Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Девятый год издания 20.04.2007         N 1468   

Посадка

(Начало)
    В 10 часов 15 минут на подлете к африканскому материку от автоматического программного устройства прошли команды на подготовку бортовой аппаратуры к включению тормозного двигателя. Я передал очередное сообщение:
    - Полет протекает нормально, состояние невесомости переношу хорошо.

Главный Маршал авиации К.А. Вершинин
беседует с Юрием Гагариным
    Мелькнула мысль, что где-то там, внизу, находится вершина Килиманджаро, воспетая Эрнестом Хемингуэем в его рассказе "Снега Килиманджаро".

    Затем я подумал, что корабль пролетает над Конго, страной, в которой империалисты злодейски убили мужественного борца против колониализма, борца за счастье своего народа Патриса Лумумбу.

    Но размышлять было некогда.
    Наступал заключительный этап полета, может быть, еще более ответственный, чем выход на орбиту и полет по орбите, - возвращение на Землю.
    Я стал готовиться к нему.
    Меня ожидал переход от состояния невесомости к новым, может быть, еще более сильным перегрузкам и колоссальному разогреву внешней оболочки корабля при входе в плотные слои атмосферы.

Юрий Гагарин - капитан баскетбольной команды
    До сих пор в космическом полете все проходило примерно так же, как мы отрабатывали это во время тренировок на Земле.
    А как будет на последнем, завершающем этапе полета?
    Все ли системы сработают нормально, не поджидает ли меня непредвиденная опасность?
    Автоматика автоматикой, но я определил местоположение корабля и был готов взять управление в свои руки и в случае необходимости осуществить его спуск на Землю самостоятельно в выбранном мною подходящем для этой цели районе.

    Система ориентации корабля в данном полете была солнечной, оснащенной специальными датчиками. Эти датчики "ловят" Солнце и удерживают его в определенном положении, так что тормозная двигательная установка оказывается всегда направленной против полета.
    В 10 часов 25 минут произошло автоматическое включение тормозного устройства.
    Оно сработало отлично, в заданное время.
    За большим подъемом и спуск большой - "Восток" постепенно стал сбавлять скорость, перешел с орбиты на переходный эллипс.
    Началась заключительная часть полета.
    Корабль стал входить в плотные слои атмосферы.
    Его наружная оболочка быстро накалялась, и сквозь шторки, прикрывающие иллюминаторы, я видел жутковатый багровый отсвет пламени, бушующего вокруг корабля.
    Но в кабине было всего двадцать градусов тепла, хотя я и находился в клубке огня, устремленном вниз.

    Невесомость исчезла, нарастающие перегрузки прижали меня к креслу. Они все увеличивались и были значительнее, чем при взлете.
    Корабль начало вращать, и я сообщил об этом "Земле". Но вращение, обеспокоившее меня, быстро прекратилось, и дальнейший спуск протекал нормально.
    Было ясно, что все системы сработали отлично и корабль точно идет в заданный район приземления.
    От избытка счастья я громко запел любимую песню:

Родина слышит,
Родина знает...

Хороши лини в прохладной Гжати...
    Высота полета все время уменьшалась.
    Убедившись, что корабль благополучно достигнет Земли, я приготовился к посадке.

    Десять тысяч метров... Девять тысяч... Восемь... Семь...

    Внизу блеснула лента Волги. Я сразу узнал великую русскую реку и берега, над которыми меня учил летать Дмитрий Павлович Мартьянов.
    Все было хорошо знакомо: и широкие окрестности, и весенние поля, и рощи, и дороги, и Саратов, дома которого, как кубики, громоздились вдали...

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2017
Designed by Julia Skulskaya© 2000