Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
      Восьмой год издания 05.12.2006         N 1429   
Московско-петербургские
архитектурные рифмы

Легенда о великом канцлере
(Дмитрий Турусин)

(Начало)
    В середине 19 века была найдена старинная рукопись, где описывалась история храма, а заказчиком назван А.П.Бестужев-Рюмин.
А.П.Бестужев-Рюмин

    Да, да, тот самый, Алексей Петрович Бестужев-Рюмин, дипломат и канцлер, ловкий царедворец, а по совместительству ещё и фармацевт, автор известных капель.
    В документе указывалось, что А.П.Бестужев-Рюмин владел в приходе старой Климентовской церкви палатами. Но жил он постоянно за границей, в Петербурге или в ссылке, и в свой замоскворецкий дом не наведывался.

    Изложение событий в этой рукописи скорее носит черты предания, легенды.
    Но в то же время многие факты представлены верно или легко проверяются документами.

    Как известно политическая судьба канцлера была переменчива.
    Он то находился в фаворе, то стремительно падал вниз.
    И вот при воцарении Елизаветы Петровны, когда А.П.Бестужев-Рюмин в очередной раз оказался в очень опасном положении, он обращает внимание на скромную Климентовскую церковь в своём приходе.
    Чего это вдруг?
    Оказывается, посвящение храма было очень удачным.
Елизавета Петровна

    Елизавета Петровна в память о своём восшествии на престол не без помощи преображенцев, решает построить полковой собор в Петербурге. В благодарность за помощь и верность.
   Переворот приходился на день празднования святого Климента папы Римского.
    Главный престол нового собора посвятили полковому празднику Преображения, а один из приделов - Клименту.

    Существование московской церкви с таким же посвящением, да ещё в его приходе, было весьма кстати для А.П.Бестужева-Рюмина.
    И он начинает финансировать её перестройку, причём все приделы и почти все иконы в точности повторяли посвящения и иконы Преображенского собора в Петербурге: главный во имя Преображения и придельный во имя Климента.
    Тем самым опытный царедворец деликатно напоминал императрице о своей верности.

Петербург
Первоначальный Преображенский собор
Архитектор П.Трезини
Рисунок из
Истории русского искусства И.Грабаря

    Но, поскольку и при Елизавете судьба была переменчива к Бестужеву-Рюмину, интерес к московской церкви у него то пропадал, то проявлялся вновь.
    Этим объясняется очень долгое строительство храма.
    Этим же можно объяснить и то, что имя Бестужева-Рюмина не упоминается в документах: он предпочитал действовать через подставных лиц.

    Одним из них мог быть местный купец Козьма Матвеевич Матвеев, живший рядом с храмом. Вот его имя часто упоминается в документах, в частности, в бумагах, составляющих архив канцлера.

    Большинство современных справочников называют К.М.Матвеева богатым купцом и приписывают ему строительство Климента.
    Но в то же время есть сведения, позволяющие усомниться в возможностях Матвеева, как строителя.
    Например, не совсем понятно кем он, всё-таки, был – купцом или простым чиновником и каково было его истинное состояние.
    А от этого зависят ответы на вопросы существенные для нашей истории – были ли у него средства и связи для строительства такого храма.

    По устойчивой традиции один из домов напротив Климента указывается как дом К.М.Матвеева.


Дом К.М.Матвеева в Замоскворечье, напротив церкви Климента

    Здание многократно перестраивалось и первоначально представляло собой традиционные каменные палаты середины 18 века. Оформление в стиле классицизма дом получил в начале 19 столетия.

    Но вернёмся к версии или, если угодно, к легенде о А.П.Бестужеве-Рюмине.

    Разумеется, церковь, имеющая для вельможи столь большое значение, перекликающаяся с храмом, прославляющим новое царствование, не могла быть по внешнему виду обычной приходской церковью.
    Это должен быть мощный, полётный храм, напоминающий петербургские соборы и построенный по последней архитектурной моде.
    Ну, а дальше дело выбора архитектора.
    Вопрос тонкий и деликатный, можно сказать политический.
    Известно ведь, что во все времена архитектура часто была продолжением политики, а уж в эпоху дворцовых переворотов тем более.
    Так что просчитаться в выборе мастера Бестужеву-Рюмину было никак нельзя.

(Продолжение)


    Дмитрий Турусин в "ЗЛ":
   Верея
   Невский проспект
   Конец начала
   Московско-петербургские архитектурные рифмы
   Башни и шпили
   Меншикова башня
   Рождение рифмы
   О городах
   Образы пространства: Петербург
   Образы пространства: Москва
   "Московский" Петербург
   Начертанные царскою рукою
   Комод на Покровке
   Нераскрытая тайна Замоскворечья


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2006
Designed by Julia Skulskaya© 2000