Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Восьмой год издания 27.04.2006         N 1358   

Башни и шпили
Рождение рифмы

(Дмитрий Турусин,
Москва)
(Начало)
    Дело в том, что на фотографиях мы видим современный вид Меншиковой башни, а первоначально она выглядела иначе.
    Это сооружение было построено по древнему типу "иже под колоколы", когда церковь и колокольня объединены в одном объёме.
    Задумывая постройку, Иван Зарудный увенчал её высоким деревянным шпилем.
    Но в 1723 году в башню ударила молния и сожгла шпиль, а колокола рухнули, пробив своды.
    Много десятилетий стояла церковь в руинах, пока, наконец, в 1779 г. её не восстановили, но уже без шпиля.

    И вот что получается, если сравнить напрямую два сооружения - колокольню петербургского собора и московскую церковь в её первоначальном виде.
 
Петербург.
Колокольня Петропавловского собора.
Современное фото
Москва.
Церковь Архангела Гавриила,
первоначальный облик.
Реконструкция К.К.Лопяло

    А получается любопытная вещь: памятники имеют явное сходство - похожи пропорции, ярусность построения, полётность, устремлённость к небу, изящество с которым всё это выполнено.
    Но самое главное почти одинаковые шпили, увенчанные не только крестом, но и фигурой ангела.

    То, что Меншикова башня являлась прототипом колокольни Петропавловского собора хорошо известно, но малоизвестен её первоначальный облик.
    Мы помещаем реконструкцию памятника, сделанную в 1952 году замечательным реставратором К.К.Лопяло.

    В чём здесь дело, откуда такое сходство?
    Как всегда ответ надо искать в исторических обстоятельствах.

    Поскольку Пётр I часто проезжал по Мясницкой то в Немецкую слободу, то в Преображенское, он не мог не заметить меншиковской усадьбы и красивой, необычной церкви.
    А, заметив, приказал мастеров, работавших там перевести в только что основанный город Санкт-Петербург. Кроме русских мастеров у Меншикова недолго работали итальянцы и швейцарцы, приехавшие в Россию по приглашению царя, а среди них был и архитектор Доминико Трезини, ставший впоследствии главным архитектором нового города.
    Значит, он мог видеть проект или какой-то рисунок Меншикой башни и запомнить её характерный облик.
    Не саму башню - она только начинала строиться, а именно её изображение.

    Такова одна из версий.

    Так ли это было или иначе, доподлинно неизвестно.
    Зато известно, что А.Д.Меншиков был назначен губернатором Петербурга и стал главным распорядителем по строительству нового города.
    И, возможно, именно ему пришла мысль использовать образы московской церкви на берегах Невы. А, возможно, такая мысль пришла не Меншикову, а самому Петру.
    Правда, идею могли выдвинуть и архитекторы, Пётр же с Меншиковым, как умные администраторы лишь одобрили её.

    Так или иначе, но Д.Трезини построил в петербургской крепости одно из самых известных своих сооружений - Петропавловский собор и его стройную колокольню, с уносящимся в небо шпилем. А в композиции колокольни использовал черты московской церкви.

    Между прочим, Иван Зарудный, бывший не только архитектором, но ещё художником, скульптором и резчиком создал несколько иконостасов для петербургских храмов, в том числе уникальный резной иконостас для Петропавловского собора.
    При этом он никогда не бывал в Петербурге, и все свои проекты делал в Москве.

    Конечно, московская церковь не единственный прототип колокольни Петропавловского собора, историки архитектуры говорят о шпилях церквей и башен в городах Северной Европы и Прибалтики, в частности И.Э.Грабарь упоминает шпиц биржи в Копенгагене.
    Интересные наблюдения можно сделать, рассматривая колокольню церкви св.Петра в Риге близкую обоим сооружениям и по времени и по силуэту.

    Да и Меншикова башня не совсем московского рода племени.
    Ни до, ни после неё в Москве так строить не любили.
    Нарышкинское барокко было иным, не таким острым, более мягким, более округлым что ли, ближе к шатру, чем к шпилю.
    Не случайно же при ремонте башни шпиль так и не восстановили - не очень он подходил к московскому пейзажу того времени.

    Интересно, что московский и петербургский памятники были не только внешнее похожи, они имеют и общие факты в своих биографиях: колокольня Петропавловского собора также загорелась от удара молнии в апреле 1756 г. и чинилась в течение 20 лет, а закончен ремонт был в 1776 г., почти одновременно с окончанием восстановления Меншиковой башни.

    Так родилась первая московско-петербургская архитектурная рифма.

    Шло время, Петербург развивался и обстраивался, и вот уже в Москве начинают появляться петербургские рифмы, потихоньку в силуэт города начал входить шпиль.

    В следующий раз мы расскажем о таких московских памятниках.

    (Использованы фотографии автора, Интернета, а также репродукции из монографии "Русское градостроительное искусство".)


       Дмитрий Турусин в "ЗЛ":
    Верея
    Невский проспект
    Конец начала


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2006
Designed by Julia Skulskaya© 2000