Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Восьмой год издания 01.04.2006         N 1349   

Гаврила

    Я думаю, что все знают начало бессмертной поэмы о Гавриле.
    Но в то же время никто не знает продолжения, поскольку Ильф и Петров не удосужились написать более двух ее строк.
    А с Ляписа-Трубецкого и спросу нет, ибо он - персонаж выдуманный.

    Как-то, сидючи в размышлениях о трудных путях российской поэзии, я вспомнил несчастного Гаврилу и решил заполнить черную дыру российского поэтического космоса.

    Тем более что тема казалась мне весьма и весьма богатой, и было даже удивительно, что сия поэтическая ниша до сих пор пуста.
    Возможно, этому способствует описанное авторами феноменальное невежество Ляписа-Трубецкого.

    Меня же это не остановило.
    Обвинений в невежестве боятся только дураки, а умные люди изначально считают себя невеждами.
    Это еще Сократ сказал.
    Или не Сократ...
    Но кто-то уже сказал что-то похожее.
    Так что у меня есть возможность спрятаться за спину великих предков.

    Короче говоря, я поднапряг извилины и родил первые пятнадцать строф.

Гаврила

Служил Гаврила почтальоном,
Гаврила почту разносил.
В тот день он завтракал бульоном,
И мелкий дождик моросил.

Гаврила - парень из народа,
С утра он не в одном глазу.
Он, невзирая на погоду,
Шагнул решительно в грозу.

До почты было недалеко:
Версты четыре или две.
Две - ежели скакать галопом,
Четыре, если по воде.

А в дождь, грозу и катаклизмы,
В метель, пургу и звездопад
Порою не хватало жизни -
Сходить на почту и назад.

Но был Гаврила славный малый,
Не зря он звался - почтальон!
Красавец кудрями кудрявый
Он обожал грибной бульон.

Он шел дорогою привычной,
Надвинув кепку на глаза.
И было все кругом обычно,
И начала стихать гроза.

Он шел обочиной раскисшей,
Неспешно лужи обходил
И думал он о нашей жизни,
Которой он с народом жил.

И путь нелегкий и далекий
Среди нависшей тишины
Казался променадом легким
В раздумьях о судьбе страны.

Он шел полями и лугами,
Дыша озоном полным ртом,
Лесами, поймами, холмами,
И перелесками потом.

А вот и почта! Наш Гаврила,
Почистил кепкой сапоги
И на крыльцо взбежал игриво,
От дум освободив мозги.

Его там ждал начальник строгий,
Он повторять любил в тиши:
"Ты думать можешь по дороге,
А на работе ты - служи!"

Начальник был уже на месте.
В руках конверт держал большой.
"Гаврила, уши твои в тесте!
Ну, где ты ходишь день-деньской?

Работа ждет, письмо в простое!
А почтальона нет, как нет!
Письмо-то это не простое,
И отправитель ждет ответ.

А ты все ходишь черепахой,
Бредешь колючим ты ежом!
Иль вовсе пятишься ты раком?
Ползешь ленивым ты ужом?"

Он был не прав на сто процентов.
И в то же время прав всегда!
Он первым был интеллигентом
Могучей партии труда.
    В этом месте меня слегка заколодило.
    Я начал понимать, почему Ильф и Петров не стали писать поэму целиком.
    Но я опять (теперь уже по инерции) напряг извилины и накропал еще немножко бессмертных строк.

Не стал Гаврила отпираться,
Мол, катаклизмы, то да се...
Пора и за работу браться,
Забыв про лень и про нытье.

Начальства выслушав упреки
(На то потратив два часа).
Схватил Гаврила в руки ноги
И на участок подался.

Участок был его некрупный
Верст восемнадцать в три конца.
В четвертый угол - недоступный,
Не допускали молодца.

Там был один завод секретный,
Туда нарочный почту нес,
Но в этот день малозаметный
Был у нарочного понос.

"Постой! Куда? - начальник рявкнул, -
С письмом скорее на завод!"
Гаврила встал, тихонько крякнул:
"Какой он все же сумасброд!"

"А допуск где? - спросил он громко, -
Где документы и печать?
Меня не пустят и к воротам,
Но я не буду отвечать!"
    Здесь я остановился окончательно.
    Мне стало безумно скучно.
    Вы можете взять любой сборник советской поэзии и прочитать там подобную поэму, или, по крайней мере, ее часть.
    Можно также взять какой-нибудь современный альманах поэзии, в достаточных количествах издаваемых сейчас тиражом в 999 экземпляров (чтобы избежать регистрации), и прочитать там то же самое.
    Или зайти на практически любой поэтический сайт Рунета...
    Везде бродят неумирающие Гаврилы и рифмуют, рифмуют, рифмуют...
    В полной и абсолютной уверенности собственной неповторимости и своей необходимости для читающего человечества.

    Вот и сюда забрел один из них.
    Не лучше, но уверяю вас - не хуже иных.
    Хотя бы потому, что склепан в шутку, без присущего всем гаврилам чувства собственной гениальности.

    С Первым апреля!


    Букволюбие и буквомания,
а также

Первоапрельское
   2005-й год. - Верите ли вы, что...
   2004-й год. - Поэма про Муму
   2003-й год. - Военные анекдоты
   2002-й год. - Научная метропатология
   2001-й год. - Сенсация !
   2000-й год. - А у вас вся спина белая!
   1999-й год. - "Самогонщики"


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2006
Designed by Julia Skulskaya© 2000