Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Седьмой год издания 14.11.2005         N 1316   

О зимней войне
(Александр Стрельцов)

(Начало)
    Поворотным моментом в военной политике Финляндии стал 1925 год, когда молодые, обученные в Германии егерские офицеры, оттеснили от руководства вооруженными силами служивших ранее России офицеров старшего поколения.
    Они объединились вокруг нового начальника генштаба полковника Курта Мартти Валлениуса, сторонника активной наступательной военной политики.
    Финляндия стала претендовать на роль лидера всех бывших балтийских губерний России и считать себя гарантом независимости этих лимитрофов, как в межвоенный период назывались прибалтийские государства-новоделы.

    Военные стратеги Финляндии активно разрабатывали планы оказания им помощи в случае нападения на них СССР.
    В 1930 году оперативный отдел Генштаба Финляндии подготовил памятную записку, в которой отмечал, что "задачей Финляндии, с военно-политической точки зрения, будет помощь Эстонии и Латвии посредством связывания как можно больших русских сил", что мощным наступлением из Финляндии на Ленинград, возможно, удастся помочь бедственному положению Эстонии и Латвии.
    "В наихудшем случае едва ли какая-либо другая помощь поспеет вовремя...".

    Далее в этом документе предлагалось смело сконцентрировать все силы на решающем направлении и попытаться прорваться к Петербургу, и либо овладеть им и уничтожить Балтийский флот, либо, что более вероятно, заставить русских начать перегруппировку сил и тем самым спасти положение на южной стороне Финского залива "хотя бы на краткое время".

    Отдал должное подобным проектам и Председатель Совета обороны Финляндии генерал Маннергейм. В 1931 г. он составил две памятные записки, в которых рассматривал вопрос взаимодействия с республиками Балтии.
    Он писал, что финны не имеют возможности помочь этим прибалтийским странам прямой посылкой войск, но зато могут напасть на Ленинград либо из Финляндии, либо от северной границы Польши. Но, по мнению Маннергейма, объединенных сил Финляндии, Эстонии и Латвии не хватило бы для сколько-нибудь длительного сопротивления, если бы Советский Союз напал на эти страны одновременно.
    Поэтому, безусловно, нужно было бы на основе положений Лиги Наций о санкциях добиваться иностранной помощи, прежде всего от Швеции.

    Все эти планы можно было бы расценивать как "игры генералов в войну", если бы в этот период не получила оформление идея "Великой Финляндии" до Белого моря и до Северного Урала.
    А это была уже прямая угроза Советскому Союзу.

    Смена внешнеполитических приоритетов Финляндии совпало по времени с усилением влияния нацистов в Германии.
    И это не могло не встревожить и Швецию.
    До прихода Гитлера к власти своим наиболее вероятным противником она считала Советский Союз, и военное руководство Швеции предусматривало оборонять страну уже с восточной границы Финляндии.
    Подобная стратегия устраивала финнов, потому что Швеция ради собственной безопасности послала бы на помощь Финляндии сильные воинские контингенты.
    Это обстоятельство возбуждало финнов, позволяло им вести себя всё более вызывающе по отношению к восточному соседу.

    Ситуация коренным образом изменилась, когда в Европе запахло новой большой войной.
    Откровенная агрессивность Финляндии по отношению к СССР начинала злить скандинавских соседей, опасающихся быть втянутыми через неё в войну с Советским Союзом.
    Может быть, тогда впервые и встал перед шведскими масонами вопрос не просто о замене правительства в Финляндии, но о смене политических приоритетов.
    Во всяком случае, первые неофициальные переговоры по советско-финским проблемам начались в Стокгольме ещё в 1938 году в условиях абсолютной конфиденциальности между Юхи Паасикиви и Александрой Коллонтай, представлявшими в Швеции интересы своих государств.

    После заключения советско-германских Пакта о ненападении (23 августа 1939 г.) и Договора о дружбе и границах (28 сентября 1939 г.) стало ясно, что Сталин дипломатически обыграл хитроумных политиков Англии и Франции. Рухнул весь их стратегический замысел - столкнуть Германию и Советский Союз.
    Начавшаяся 1-3 сентября 1939 года европейская война стала развиваться не по "мюнхенскому" сценарию. Гитлер сначала решил "разобраться" с бывшей Антантой, заставившей Германию подписать унизительный для неё Версальский договор. Немцы жаждали реванша, и Гитлер пошел им навстречу.
    И хотя при исходных геополитических целях Гитлера - расширении Германии за счет славянских земель - столкновение между нею и СССР рано или поздно должно было произойти, Советский Союз получал выигрыш во времени и мог использовать его для защиты своих национальных интересов и укрепления собственной безопасности.

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2005
Designed by Julia Skulskaya© 2000