Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Седьмой год издания 06.07.2005         N 1279   

Занимательное кристоведение

(Начало)
    Итак, очередной "мститель" входит в темное купе, делает шаг, наугад бьет стилетом лежащего человека (возможно, уже мертвого, но возможно, что еще живого!), поворачивается и выходит, передавая окровавленный кинжал, как эстафетную палочку.
    И никто не оступился?
    Не поскользнулся?
    Не покачнулся?
    Не ухватился за стол? Стену? Окно?
    Такому умелому подразделению хладнокровных головорезов позавидует любой военачальник!

    Что вы говорите? Свет в купе был включен?
    Ладно.
    Но неужели вы думаете, что престарелая княгиня Натали или овцеподобная шведка при виде истекающего кровью человека не упали бы в обморок?
    Графиня просто по причине преклонного возраста, а шведка - от доброты характера.
    Или вы думаете вместе с Агатой, что они тоже (как и все остальные) спокойно добивали раненого?

    Это - прообраз и предтеча мыльного сериала, уважаемые читатели, а не психологическая драма.
    Не в том (я повторяю) достоинство детективов Агаты Кристи, не в психологии, которая в них и не ночевала...


    "Психология" примерно такого же пошиба присутствует и во втором романе.
    Хотя мотивацию преступления в нем можно признать более правдоподобной - деньги (тем более большие деньги) ломают мораль человека быстрее и надежнее, нежели жажда справедливости и мести.
    Увы, но это так.

    Но и здесь в "открытости" деталей автор проявляет некоторое лукавство: Агата Кристи везде настойчиво подчеркивает бывшую любовь Симона Дойля к бывшей невесте.
    Но он же постоянно и очень трогательно демонстрирует свою любовь к жене, планы убийства которой он вынашивает с самой свадьбы.

    Такое притворство не соответствует заявленной слабохарактерности Симона.
    Слабохарактерные люди неспособны неделями играть навязанную им роль.
    Конечно, встречаются и слабохарактерные убийцы, но их преступления не выполняются с четкостью часового механизма, такие люди теряются от неожиданных препятствий, случайностей, начинают нервничать, суетиться, делать неверные шаги и так далее.
    Постулируемая "слабохарактерность" Симона Дойля не вяжется с его хладнокровно-изящным и мгновенно найденным способом передать сообщение вдруг появившейся свидетельнице и шантажистке прямо на глазах у Эркюля Пуаро.
    Поскольку первый вариант поведения определяется психологией реальной, а второй - "психологией" Агаты Кристи.

    Кроме того, в этом произведении автором допущена потрясающая небрежность.

    Как следует из текста, из пистолета Жаклины стреляли дважды: один раз она сама стреляла в Симона, вторым выстрелом Симон убил свою жену.
    Соответственно в выловленном со дна реки (тоже неубедительная подробность) пистолете также отсутствовало два патрона.
    Хитроумный Эркюль Пуаро, разгадав загадку, объяснил всем, что дело обстояло не так.
    Жаклина не стреляла, она только сделала вид, что стреляет, а Симон, соответственно, сделал вид, что ранен.
    И только потом, сбегав в каюту и убив жену, он действительно выстрелил себе в ногу.

    И вдруг (сразу после этого объяснения!) некто полковник Рейс, друг и некоторым образом коллега Эркюля Пуаро, спрашивает:
    "- Куда же делась первая пуля, которую Жаклина пустила в Дойля?"
    И великий Эркюль Пуаро, вместо того, чтобы высмеять невнимательного полковника, вдруг отвечает:
    "- Я думаю, что она попала в стол. В столе есть свежая царапина. Наверное, Дойль успел вытащить пулю перочинным ножом и выкинуть в окно."

    Вот где настоящая загадка для любителей детективов!
    Сколько было выстрелов и куда делась третья пуля, если в обойме не хватает двух патронов?

    А вопрос: "Кто убил Линнет Дойль?" - это пустяки.
    С ним Эркюль Пуаро легко справился...


       Критическое кристоведение:
    Удача Пуаро
    Теоретический детектив
    Черная смородина

       А также "Букволюбия и буквомания"


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2005
Designed by Julia Skulskaya© 2000