Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Седьмой год издания 05.07.2005         N 1278   

Занимательное кристоведение
    Агата Кристи. Восточный экспресс.
Пер. Л.Беспалова.
    Агата Кристи. Убийство на пароходе "Карнак".
Пер. У Васильевой.
    Послесловие Б.Смирнова. Герои Агаты Кристи
на экране.
    Л., 1990 г.
    Книга издана Всесоюзным творческо-производственным объединением "Киноцентр", оттого и послесловие носит специфическое название и является по сути дела кратким перечислением экранизаций различных произведений Агаты Кристи.
    Заканчивается оно так:
    "Агата Кристи не столько автор приключенческих романов, сколько исследователь психологических аспектов современного ей общества.
И это, по-видимому, залог того, что ее экранное время еще впереди."
    Не буду спорить по поводу экранных перспектив детективов Агаты Кристи.
    Тем более что не так давно вышла прекрасная экранизация про интеллектуальную схватку Эркюля Пуаро и доктора Шеппарда, и я думаю, что это не последний фильм такого рода.
    Но вот с пассажем о психологизме Агаты Кристи я категорически не согласен.
    Напротив, я убежден, что психология не просто слабое место Агаты Кристи, а она - психология - просто отсутствует в ее произведениях.
    Возможно, современные психоаналитики понимают под "психологией" именно то, что они находят в детективах Агаты Кристи, но, на мой взгляд, все ее "психологические" изыски - не более чем набор примитивных шаблонов.

    Сила Агаты Кристи не в психологии, а совсем в другом.
    Во-первых, в крепко сколоченной фабуле и напряженности действия.
    Я не знаю, как это у нее получается, и не берусь высказывать каких-либо соображений по этому поводу.
    Во-вторых, Агата Кристи всегда подробно и даже демонстративно (и в этом ей нет равных) сообщает читателю все данные, которыми затем оперирует Эркюль Пуаро.
    Таким образом, она всегда и каждый раз успешно втягивает читателя в заочное соревнование с великим сыщиком, которое даже самый проницательный читатель всегда проигрывает.
    Но проигрывает не потому, что его "серые клеточки" работают хуже, а потому, что знает истинную психологию людей, а не тот усеченный вариант, которым пользуется Эркюль Пуаро по воле автора.

    Возьмем, например, "Восточный экспресс".

    (Если кто-нибудь еще не читал, то рекомендую сейчас прерваться и прочитать сначала детектив - действительно занимательно написанный. То же самое относится и ко второму роману.)

    Агата Кристи рассказывает нам о практически безупречном преступлении, которое было не только идеально организовано и предварительно отрепетировано, но также и прекрасно выполнено.
    И, тем не менее, в руки Эркюля Пуаро моментально попадает не догоревшая записка с именем убитого, нужную историю про которого он тут же без затруднений вспоминает.
    В чем же здесь психологическая достоверность?..

    Но это - мелочь.
    Дальнейшая реконструкция событий просто приближается к абсурду.

    После проведения следственных мероприятий Эркюль Пуаро, в конце концов, приходит к выводу, что гангстера и шантажиста убивают все двенадцать "случайных" попутчиков, которые таким образом "исправляют" недостатки судебного преследования бандита, ранее оправданного судом.

    Начнем с того, что разыскать через несколько лет после события по всему свету двенадцать человек, имеющих прямое отношение к этому делу, чрезвычайно сложно, а собрать их всех в определенном месте и определенное время - почти невозможно.
    А уговорить, убедить, заставить, вовлечь в убийство человека (пусть даже убийство справедливое и морально оправданное) невозможно в принципе.
    Ибо одно дело - ненавидеть кого-то и желать ему мучительной смерти, и совсем другое - тыкать реальную живую ненавистную личность реальным ножом.
    Для этого надо решительно переломить свои моральные устои, а на это, к счастью, абсолютное большинство людей неспособно.
    Так что неведомому организатору показательного убийства нужно было не просто собрать дюжину пострадавших от бандита, но дюжину потенциальных убийц.
    А это совсем другая задача...

    Так что весь этот самосуд-возмездие - глупейшие выдумки домохозяйки с начальным образованием, а не плод наблюдений реальной жизни психологом-исследователем.

    Да и как, интересно, представлял себе этот процесс "возмездия" Эркюль Пуаро, он же Агата Кристи?
    Судя по всему, никак.

    Давайте же попробуем сами представить себе эту картину.

    В течение минут двадцати, максимум - получаса, купе со спящим "приговоренным" должны последовательно посетить двенадцать человек.
    Видимо, они сидели в ближайших к месту преступления трех купе в аккуратной очереди, вроде очереди к дантисту, а потом, равнодушно пырнув живого человека ножом, спокойно проходили мимо своих подельников на свои места.

    Что-то я с трудом могу представить себе эту картину.
    Ведь это же все-таки не уголовники-отморозки, которым зарезать человека проще, чем воды выпить.
    Это обиженные и ненавидящие, но законопослушные люди, половина из которых женщины. Некоторые из них муху не состоянии убить без душевных терзаний.

    А тут каждый хладнокровно бьет ножом человека, а потом (практически сразу!) начинает валять ваньку и морочить голову окружающим, в том числе и знаменитому сыщику.
    И никто не волнуется, не сбивается, а тарабанит свою импровизационную роль в полном соответствии с задуманным сценарием.

    Глупости все это, уверяю вас.
    И никакой психологией тут и не пахнет.

    Но допустим, что убитый был не просто мерзавец, а всем мерзавцам мерзавец, а двенадцать "благородных" убийц выпили перед акцией по полведра успокоительного.

    Продолжим, однако, восстанавливать картину убийства не "психологически" (как Агата Кристи) и не "логически (как Эркюль Пуаро), а житейски.
    Итак...

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2005
Designed by Julia Skulskaya© 2000