Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Седьмой год издания 09.06.2005         N 1272   

Великая тайна гласности
(заметки политического обывателя)

    Небезызвестный Швейк после некоторого отсутствия по делам чрезвычайной важности (арест по обвинению в государственной измене) зашел в свою любимую пивную "У чаши" и весело сказал:
    "- Вот я и вернулся! Дайте-ка мне кружечку пива. А где же наш пан Паливец? Небось уже дома?
    Вместо ответа хозяйка залилась слезами и, горестно всхлипывая при каждом слове, простонала:
    - Дали ему... десять лет... за государственную измену... неделю тому назад...
    - Ну, вот видите! - сказал неунывающий Швейк, - Значит, семь дней он уже отсидел."
    Совсем как Ходорковский.
    Впрочем, Ходорковскому, вероятно, засчитают отсидку почти двух лет под следствием, и, значит, ему осталось сидеть несколько меньше, нежели владельцу знаменитой пивной.

    А в остальном - все точно так же.
    И у Ходорковского и у пана Паливца был свой маленький бизнес, и тот и другой был очень неосторожен в выражениях, и на того и на другого власти за это сильно обиделись, и даже сроки отсидки им назначили примерно одинаковые.
    Ничто не меняется в этом мире!

    Единственный прогресс, который мы имеем сомнительное счастье наблюдать, это - гласность.
    Гласность, громогласность и многогласность...
    Надо сказать, что это несомненное достижение демократии теперь играет такую же роль, какую в период тоталитаризма играла цензура.

    При цензуре ничего нельзя было обсуждать, поскольку ничего как бы не было, а при гласности обсуждать что-либо почти бессмысленно, поскольку вокруг каждого пустяка начинается столько пустой болтовни, что уже нельзя отличить правду от вымысла, информацию от дезинформации и здравые мысли от откровенной глупости.

    А уж если происходит какое-нибудь событие рангом чуть выше, чем пустяк, то стараниями прессы, телевидения, адвокатов и правозащитников оно превращается в катастрофу мирового масштаба...
    Между прочим, обязательно в катастрофу.
    Я еще ни разу не встречал ни одного превращения (стараниями СМИ) хоть какого-нибудь приятного пустячка в апофеоз торжества справедливости и всенародной радости.
    Зато обратных примеров - пруд пруди.

    Соответственно, и любой секрет в условиях гласности стало хранить во много раз проще, ибо при цензурной пустоте любое сообщение - почти наверняка правда (или ложь, что тоже правда, но с обратным знаком), а вы пробовали отыскать истину в многомиллиардном мусоре слов?
    То-то же!

    Взять того же Ходорковского...
    Опечаленный лондонский нострадамус по фамилии Еленин назвал его даже "буревестником революции"...

    [31.05.2005] Известный предприниматель Борис Березовский считает, что, приговорив Ходорковского, Кремль создал предпосылки для революции в России. По его словам, власть показала свою неконституционность всему миру, и "теперь любые действия оппозиции по свержению этой власти можно будет признать оправданными".
    (Лента.ру)
    Помнится, Герцен тоже из Лондона к революции призывал...

    Остальная пресса старается (или делает вид, что старается) выражаться более конкретно, но у нее это очень плохо получается.

    Удивительно, но всем разнообразии мнений нынешней прессы, вся она полностью и единодушно сконцентрировалась на двух пунктах: придания Басманному районному суду статуса "шемякина суда" и определении процесса над Ходорковским, как политического.

    При этом доказательств ни того, ни другого никто не считает нужным приводить.

    Что касается шемякина суда, то, начиная с Карамзина, образ неправедного судьи Шемяки возводят (как к прототипу) к галицкому князю Дмитрию Шемяке.
    Кроме своего собственного понимания судопроизводства оный князь "славен" еще тем, что в 1446 году ослепил и посадил в подвалы своего брата, великого князя московского Василия II.
    Василий получил в истории прозвание "Темный", а персона Дмитрия как-то в народе подзабылась.
    Но понятие "шемякина суда", как суда неправедного, прижилось.
    Видать, судей-мздоимцев с оригинальным пониманием справедливости было на Руси немало.

    Но о статусе Басманного суда мы поговорим еще несколько позже, а пока мне хотелось бы обсудить тезис "политического заказа" суда над ЮКОСом.

    Определение процесса над Ходорковским, как "политического", меня нисколько не удивляет (как известно, в России все процессы - политические), но крайне удивляет всеобщая бездоказательность этого постоянного заклинания СМИ.
    Потому что политическую подоплеку этого процесса не так сложно вычислить, если задаться двумя вопросами:
- в чем она заключается?
- и почему для показательной порки выбран именно Ходорковский?
    Ведь среди наших богатеев имеется множество более экстравагантных личностей, регулярно свою колоритность демонстрирующих. Примеры вы и сами можете назвать.

    Но стоит только правильно поставить задачу и после недолгих поисков можно обнаружить, что дорога же г-на Ходорковского в "Матросскую тишину" началась... в Америке.

    В Вашингтоне, беседуя с одним из высокопоставленных представителей администрации США, Ходорковский прямо заявил, что, придя к формальной политической власти, он (его клан) пойдет на полное ядерное разоружение России.
    Вам еще непонятно за что именно судили Ходорковского?
    И вы до сих пор думаете, что я напрасно сравнил его судьбу с судьбой пана Паливца?

    Заявления такого рода всегда (во все времена и при любом общественном строе) расцениваются как государственная измена в явном и неприкрытом виде.
    А государственная измена всегда (во все времена и при любом общественном строе) каралась жестоко, быстро и безжалостно.

    Как вы полагаете, что случилось бы с Ходорковским, сболтни он про одностороннее разоружение пятьдесят или даже двадцать лет назад?
    Тут даже и думать нечего: давно бы его бренные останки лежали на дне Атлантики...

    Но в мире, как вы помните, давно уже не тоталитаризм, а демократия.
    А демократия должна делать вид, что страна-агрессор не просто нападает на другую страну в своих корыстных целях, а делает это исключительно с благородной целью свержения в ней тоталитарного режима и ареста кровавого диктатора.
    Например, Хусейна.
    Или Милошевича.
    Само собой разумеется, что проводимая агрессия обеспечивает повышение уровня демократии на всем земном шаре.

    Это, конечно, крайний случай.
    Но и в остальных вещах нужно соблюдать определенную политкорректность.

    В России теперь тоже демократия (вы еще не забыли об этом?), а это значит, что юстиция твердо стоит на своих двух ногах: презумпции невиновности и неподсудности намерений.
    Кроме того, у нее по древнеримской привычке завязаны глаза, но в этот атрибут (повязку на глазах) наша российская демократическая юстиция вносит новое содержание.

    Короче говоря, государственной измены вроде бы (пока!) нет, а за намерения не судят, но Государство испугалось.
    Очень испугалось!
    Да и то сказать, у него для этого были все основания.
    Ибо г-н Ходорковский к тому времени имел устойчивую репутацию умного человека и талантливого бизнесмена, у которого слова никогда не расходятся с делом.

    (Замечу в скобках, что насчет особого ума данного олигарха у меня появились некоторые сомнения: умные люди в Кремле сидят, а не в "Матросской тишине".
    Впрочем, российская история знает множество случаев мгновенного перемещения лиц из одного заведения в другое и обратно.)
    Еще короче говоря, праздная болтовня г-на Ходорковского с неназванным представителем американской администрации Российскому Государству таковой не показалась.
    И Оно приняло решительные меры...
    А кто бы их не принял?

    Рассмотрим, например, сугубо гипотетический пример.

    В тот же самый пресловутый ЮКОС поступил на работу молодой и шустрый специалист по... неважно по чему, но весьма умный, толковый, активный и удачливый.
    За два-три года этот молодой специалист прошел, как говорится, трудовой путь от спеца по неважно чему до члена директората компании.
    И поехал он однажды в командировку на конкурирующее предприятие для обмена опытом... Вряд ли, конечно, кто-то с конкурентами опытом обменивается... ну тогда, для выработки ценовой политики... это тоже неважно, важно, что поехал.
    И тамошнему директорату сказал: "Когда я стану главой ЮКОСа, я свою систему охраны ликвидирую в одностороннем порядке - надо жить дружно!"
    Что сделал бы г-н Ходорковский с таким человеком?
    Только не говорите мне, что уволил и отпустил бы с миром...
    Члены директората знают столько секретов про компанию, что они могут работать только в этой компании. Или нигде.
    Но человек не может не работать нигде, ему же жить надо.
    Следовательно, распродажа уволенным сотрудником корпоративных секретов становится стопроцентной явью.
    Дальнейшие шаги корпорации по сохранению своих тайн можете предположить самостоятельно...

    Таким образом, реакция Государства на опрометчивые заявления г-на Ходорковского вполне понятна и предсказуема.
    Но дальше начинается самое интересное...

(Продолжение)

Ссылки по теме


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2005
Designed by Julia Skulskaya© 2000