Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Седьмой год издания 27.05.2005         N 1269   

Цусима


    Сегодня, 27-мая 2005 года, отмечается столетие со дня Цусимского сражения.

    Бывший советский, а также постсоветсткий российский народ до сих пор вынужден судить об этой героической эпопее русского флота исключительно по известной книге А.С. Новикова-Прибоя "Цусима".

    Некоторое время назад я внимательным образом перечитал этот титанический труд и даже сделал ряд выписок, но, к сожалению своему, сейчас не могу найти их.
    Возможно, это и к лучшему.
    Поскольку эти краткие заметки будут содержать только наиболее запомнившиеся, а, следовательно, наиболее важные впечатления.

    С самого начала надо отметить, так сказать, "революционную ангажированность" замысла.
    Особенно эта заданность заметна в первой книге двулогии, в которой описывается поход на восток.
    Все описания автора подаются через призму классовой ненависти к "господам офицерам", которые весь поход ни черта не делают, в отличие от "нижних чинов", которые, строго говоря, тоже ни черта не делают, за исключением, быть может, кочегаров и поваров (извините, коков).
    Если, конечно, не считать, авралов по погрузке угля и продовольствия.

    Но объем материала, собранного автором, не просто впечатляет. Он поражает и потрясает.
    Автор практически поминутно и с такими подробностями описывает развитие событий на каждом корабле, что возникает полное чувство сопричастности и доверия к автору.
    Такие подробности нельзя выдумать. Их можно узнать, описать, выспросить, но придумать - нельзя. Придуманные подробности всегда отличаются от непридуманных, так же как картина отличается от фотографии.
    Нельзя сказать, что из них лучше - картина или фотография, - они просто разные.
    Так же и хронист Новиков-Прибой не хуже и не лучше романистов-баталистов, он просто другой.
    Впрочем, мне неизвестны хорошие художественные описания Цусимского сражения.

    Кроме того, феноменальный объем фактического материала почти полностью смазывает классовый подход в описании решающих событий.
    Да, "господа офицеры", да, "нижние чины" - два полюса классовой борьбы, два противостоящих сообщества, которые несколько лет спустя станут почем зря резать и стрелять друг друга.
    Но и нижние чины и господа офицеры одновременно вступили в бой, одинаково разрывались на куски японскими фугасами и вместе тонули в волнах Японского моря.
    И никакой классовой разницы в этот момент между ними не было.

    Но наибольшее впечатление на меня произвела даже не эта иллюстрация диалектического перехода количества информации в ее историческое качество.
    Меня потряс удивительный и необъяснимый фатализм командования эскадры.

    С самого начала на всех уровнях - от последнего кочегара и до первого адмирала - существует понимание того факта, что эскадру послали "на убой".
    И эскадра идет "на убой" неспешно, послушно и смиренно...

    (Я вовсе не хочу сказать, что адмиралы и офицеры должны были взбунтоваться и повернуть пушки против правительства. Это было невозможно, невероятно да было бы и не умно.)

    Но эскадра несколько месяцев идет на восток, как стадо баранов, никак не используя это время для боевой подготовки.

    Конечно, можно было бы сказать, что в своей классовой ненависти к офицерам Новиков-Прибой специально не сообщает об этом.
    Автор описывает только один эпизод боевых стрельб и только один эпизод тренировки дальномерщиков.
    Но ведь всем своим трудом Новиков показал себя добросовестным и ответственным хронистом, поэтому почти со стопроцентной уверенностью можно предположить, что боевой подготовки в эскадре просто не существовало.
    Возможно, конечно, что про регулярные тренировки дальномерщиков он мог и не знать, но скорее всего их просто не было.
    Постоянные тренировки невозможно скрыть от экипажей (да и зачем?), а если бы таковые были, то хоть где-нибудь в тексте это бы проявилось.
    Но упоминаний о них нет.

    Другая, еще более нелепая неожиданность, заключается в отсутствии малейшей тактической подготовки эскадры.

    Автор описывает, как адмирал Рожественский в наказание провинившемуся кораблю заставлял его некоторое время идти у себя в кильватере.
    Следовательно, остальные (не наказанные) корабли, шли определенным курсом, но каждый - сам по себе. А приобретение навыков кильватерного строя считалось наказанием.
    И это в то время, когда основным принципом ведения морского боя был принцип кильватерного следования судов!

    Можно допустить, что учебные стрельбы не проводились с целью сохранения боезапаса (хотя такая скаредность дорого обходится - и обошлась! - для неподготовленной стороны), но для обучения эскадры кильватерному строю не нужно было вообще ничего!
    Нужно было всего-навсего вести эскадру на восток - строем. А не толпой...


    Так или иначе, но ровно сто лет назад наши с вами предки храбро сражались и умирали, гибли, тонули и горели в далеком от Петербурга Японском море...
    Молодые и не очень молодые, образованные и неграмотные, бывшие рабочие и бывшие крестьяне, офицеры и священнослужители, революционеры и монархисты, медики и механики...

    Вечная им память!



  Крейсер "Аврора"


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2005
Designed by Julia Skulskaya© 2000