Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Шестой год издания 18.02.2005         N 1241   

Валентин и валентинки

(Начало)
    Короче говоря, в результате активности католической церкви и терпимости (обусловленной немощью) церкви православной теперь мы можем праздновать день влюбленных дважды в году.

    Почему мы этого не делаем, не совсем понятно.
    Может быть потому, что католики призвали себе в помощь непосредственно святого Валентина?

    "В январе 2003 года (два года назад) Москву посетила делегация итальянских католиков во главе с епископом города Терни Винченцо Палья, который передал в дар Русской Православной Церкви частицу мощей знаменитого покровителя влюблённых святого Валентина Тернийского.
    Дар принял сам глава РПЦ патриарх Московский и Всея Руси Алексий II (Ридигер).
    Этот дар, по словам итальянского епископа, должен стать символом примирения между двумя Церквями, поскольку святой Валентин жил во время, когда Церкви ещё не были разделены."
    Правда, и тут возникает неясность: влияют ли на дату нашего празднества непосредственно святые мощи или негласное покровительство РПЦ католической дате в противовес дате православной?

    Но вот какой интересный вопрос возникает попутно.
    Если бы простой человек, пусть даже облеченный властью и демократической неприкосновенностью, повез бы через границу кусок человеческой плоти...
    Что бы с ним было?

    Ой, что бы с ним было!
    Даже если допустить, что дипломатические правила не позволили бы заключить его в кутузку, то все равно скандал был бы невероятный.
    Этого гипотетического простого человека обвинили бы в варварстве, неуважении к покойникам, оскорблении морали, нарушении всяческих норм и законов, а также цинизме, пофигизме и каннибализме...

    А церковный иерарх везет с собой "частицу мощей", и все мировое сообщество считает подобную практику вполне допустимой и даже выдает ее за доблесть при "наведении мостов" между двумя полторы тысячи лет враждующими конфессиями.

    И то, что несчастный Валентин жил еще в те благословенные времена, когда церковь была единой, не дает никому из церковных представителей права заниматься "расчлененкой".
    Правда, из сообщений информационных агентств осталось неясным, какая именно "частица мощей" покинула своего святого, возможно, это был ноготь или локон, но тогда и "символ примирения" получается какой-то ненастоящий.
    Или, по крайней мере, легковесный.

    Тем не менее, несмотря на некоторую нелогичность происхождения и распространения нового праздника, он, то есть праздник, за какие-то десять-пятнадцать лет приобрел всенародную любовь и всеобъемлющий размах.

    Все влюбленные (а кто не влюблен, то прикидывается таковым) практически хором поздравляют своих возлюбленных; телевидение, забыв про сенсации и разоблачения властей, показывает влюбленных и возлюбленных десятками и сотнями; газеты, убрав со своих полос последние остатки новостей, живописуют любовные истории, а полиграфическая промышленность миллионами штампует аляповатые сердечки самых разных видов и форм.

    Как говорится: "а вот с этого места поподробнее, пожалуйста!"
    Наиболее проницательные (а, возможно, наиболее подозрительные) люди утверждают следующее:

    Во второй половине XX века западные корпорации, чей бизнес был связан с торговлей подарками, задумались, как бы им избавится от традиционного февральского спада продаж.
    Рождество отгремело уж давно, а остальные праздники и не думают наступать.
    Пригодился не слишком популярный до того времени Валентинов день, на который было принято дарить друг другу открытки романтического содержания - "валентинки".
    И вот произошло чудо - за пару десятилетий из заштатного праздника выросла целая индустрия "Valentine's Day".
    Все остальные (то есть непроницательные и неподозрительные) могут восхищаться успехом вездесущей рекламы или, наоборот, впадать в депрессию от ее вездесущности, но такая точка зрения не только имеет место быть, но и обладает целым рядом признаков объективной истины: она логична, непротиворечива и совершенно не затрагивает ни историю древнего Рима, ни его легенды, ни язычество, ни религию...
    Мамона, в чистом виде.

    Так или иначе, но теперь каждый февраль, разгул, так сказать, любви вздымается в заоблачные выси, оставив далеко внизу институт брака вместе с его семейными неурядицами.

    А теперь вернемся на минутку в Древний Рим...

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2005
Designed by Julia Skulskaya© 2000