Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Шестой год издания 03.02.2005         N 1235   

Султан Брунея
(рассказ бывалого человека)


    Присутствовал я как-то на одном юбилее.
    Лет юбиляру было очень много, притом за пятилетие, прошедшее с предыдущего юбилея, он как-то высох, стал почти на голову ниже себя самого, но не утратил ни живости, ни своего специфического мрачноватого юмора.

    В самом начале застолья он встал и заявил:
    "Друзья!
    Каждый юбилей можно считать репетицией похорон, поэтому прошу вас не сдерживать себя и говорить все то, что вы хотели бы сказать на моих поминках!"

    Он сел, дочь юбиляра нахмурилась, а зять жизнерадостно захохотал.

    Гости, несмотря на то, что почти все знали юбиляра много десятилетий и должны были бы привыкнуть к его манерам, были огорошены - все они были далеко не молоды и страшились неизбежного перехода в мир иной.
    Тем не менее, после первой традиционно "за здоровье юбиляра" напряжение несколько спало, и юбилей вошел в цивилизованные рамки.

    Через некоторое время слово взял один из приглашенных, лет на тридцать моложе виновника торжества, и сказал примерно следующее.

    "Я прошу меня извинить за довольно длинную предысторию, но если вы дослушаете ее до конца, то увидите, что она касается уважаемого юбиляра самым непосредственным образом.
    У меня есть один приятель, с которым я знаком еще со школы. Всю жизнь основным его качеством было стремление "жить красиво".
    В приложении к социалистической действительности это означало примерно следующий набор красивостей: хорошую квартиру, машину, дачу (точнее, садовый участок), посещение театральных премьер и кинофестивалей...

    Это практически все, потому что на престижную работу в парторганах у него не хватало ума и образования, а с выездом на зарубежные курорты - вы и сами знаете, как было.
    Вернее, как не было.

    Свою программу он осуществлял планомерно и последовательно.
    Годам к тридцати он выменял себе двухкомнатную квартирку, купил "Запорожец" и получил участок в районе Синявинских болот.

    Значительно сложнее было с культурной частью.
    Ни на премьеры, ни на фестивали его никто не приглашал, а доставать туда билеты, простаивая в очередях ночи напролет, у него не было времени.
    Кроме того, из-за этого возникали осложнения и в семейной жизни: однажды он отсутствовал дома три ночи, отмечаясь в очереди на какой-то супермодный закрытый просмотр, а жена за этот подвиг закатила ему такой скандал, что на просмотр он позвал меня вместо нее.
    В результате, "красивая жизнь" получилась у меня, ибо это меня, а не его, пригласили на какое-то престижное мероприятие, без каких-либо усилий с моей стороны...

    Но был один пункт в развернутой программе "красивой жизни", который был относительно доступен материально и организационно.
    Это - сауны.
    Их было довольно много, но все-таки недостаточно для всех желающих. Поэтому регулярное посещение этого заведения давало ему некоторую иллюзию приобщения к элите.
    Я думаю, что только поэтому мой приятель стал завзятым любителем банного дела.
    Естественно, что он стал и меня к этому активно приобщать.
    А поскольку после памятного киноэлитарного приключения он старался по вечерам из дома не отлучаться, то стал изыскивать нетрадиционные методы для реализации своего жизненного кредо.

    И вот однажды он звонит мне и говорит: "Я нашел отличную сауну, но вечером я не могу, пойдем завтра утром, в девять часов."
    Хорошо, что в девять, мог и в семь предложить...
    Ну, ладно, не завтра, так послезавтра, с отсутствием на работе я как-то договорился, приходим в баню.

    Огромный зал общественной бани, довольно прохладный, без бассейна, естественно, (какой бассейн в таком классе?), в глубине две кабинки парилок... Типа строительных времянок... В них, правда, жарко было.

    И мы вдвоем, ходим по этому гулкому пространству, завернутые в простыни, ни дать, ни взять, два султана Брунея в своем султанском дворце.
    Бассейна и фонтанов, правда, нет, но при определенном воображении шайки могли сойти и за бассейны, а душевые лейки - за фонтаны...

    Вдруг открывается дверь, и входит настоящий султан Брунея!
    Высокий, статный, черноволосый, горбоносый, в простыню задрапирован настолько благородно, что мы мгновенно осознали себя не султанами, а погонщиками верблюдов.
    Поздоровались мы с ним, и он в парилку прошел... нет, не прошел, а благородно прошествовал!
    Через некоторое время появился, омыл тело свое благовонными водами общественного душа и удалился.

    А мы с приятелем остались приобщаться к "элитарности" дальше.
    Но чувствовали себя уже не султанами Брунея, а этими самыми штуками, которые в проруби..."

    Докладчик несколько запнулся, поскольку ему явно не хватало веселого цинизма юбиляра, и закончил:
    "Так выпьем же за истинное благородство!"

    "Позвольте! - зашумел истомившийся коллектив, - А причем здесь юбиляр?"
    "То есть как - причем? - возмутился виновник торжества, - А разве я не благороден?"

    "Извините, - сказал тостующий, - Но Иван Иванович совершенно прав. Дело в том, что третьим, а вернее - единственным султаном Брунея в той бане был именно он."

    Дочь юбиляра снова нахмурилась, а зять захохотал еще более жизнерадостно...


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2005
Designed by Julia Skulskaya© 2000   

ведение бухгалтерского учета