Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Шестой год издания 14.10.2004         N 1191   

Мнительность


    В нашем институте, в старом здании, которое было выстроено еще во времена изобретателя радио Александра Степановича Попова, было две "парадных" лестницы и множество "черных".
    Включая даже одну винтовую. От первого до третьего этажа.
    На третьем этаже она приводила в какие-то служебные помещения, которые не имели другого входа и потому были никому не интересны, но с первого этажа на второй и обратно вполне можно было по ней ходить.
    Правда, для этого надо было знать, что неприметная низенькая дверца около аудитории номер один имени Воровского (был такой революционер) ведет не в кладовку уборщицы, а на винтовую лестницу.
    А это мало кто знал.

    Наличие же сразу двух "парадных" лестниц объяснялось тем, что "старое" здание фактически состояло из двух отдельных строений, впоследствии соединенных путем пробивания дыры на уровне второго этажа.
    Дыру, естественно, оформили как цивилизованный проход, а разницу в уровнях второго этажа скомпенсировали десятком ступенек. Которые за лестницу никто считал.

    Но если исключить из рассмотрения экстравагантную винтовую лестницу, то другие "черные" лестницы были вполне обитаемы. В том смысле, что исправно служили средством коммуникации между этажами, как для студентов, так и для преподавателей.

    Вообще надо сказать, что топология института была крайне запутанной и противоречивой. Иной раз, чтобы перейти из одной аудитории в другую, надо было проделать довольно ветвистый путь, спускаясь, например, с четвертого этажа на второй, чтобы потом подняться на третий, но уже совсем по другой лестнице.
    Впрочем, нас, студентов, это не беспокоило и не затрудняло.

    Надо сказать также, что несколько десятков лет спустя после открытия радио Поповым, когда в разгул застоя институт построил себе последнее из ныне существующих зданий, архитекторы явно вдохновлялись историческими лабиринтами старого здания.
    Они понастроили таких катакомб, что теперь, ежели у меня бывает необходимость там побывать, я хожу только одной известной мне дорогой, которую мне показали теперешние старожилы тех мест. А в незнакомые места обязательно беру провожатых.
    Моя единственная попытка найти нужное помещение самостоятельно, едва не закончилась трагически.
    К счастью, я случайно вышел к столовой, и здраво рассудив, что раз в ней есть посетители, то должен быть и выход, в конце концов, его нашел.
    Но ведь изначально я искал не выход, а некую аудиторию номер семь тысяч с чем-то!
    Поэтому все равно пришлось искать сначала проводника, а вместе с ним - правильную дорогу.
    Опоздал в тот раз я не намного...

    Но речь не об этом.
    Возможно, если бы я бывал там чаще, нежели раз в два-три года, то я освоил бы и современные рукотворные лабиринты, как много лет назад освоил кратчайший путь в аудиторию имени революционного деятеля, деяния которого были прочно забыты уже в пору моей юности.

    Вернемся, однако, на одну из "черных" лестниц старого здания.

    Однажды на узком подоконнике лестничного окна сидели два студента третьего курса.
    Это были не совсем обычные студенты - они были "новенькие". Они только что перевелись из другого института, и уверенно знали только дорогу в деканат.
    А в топографии института еще путались.
    Но это дело поправимое: любой студент-старожил при помощи нескольких жестов, которыми обычно летчики иллюстрируют свои воздушные маневры, мог объяснить им дорогу из любого места в любое другое место.
    Хуже было то, что и преподавателей они никого не знали в лицо. А это было необходимо, поскольку требовалось срочно досдать несколько зачетов и экзаменов...

    Итак, они сидели на лестнице полуэтажом выше входа в лабораторию, где должен был обитать нужный им доцент, и ждали его появления. Откуда он мог появиться - сверху или снизу, - они не знали, но надеялись перехватить его прямо у дверного шифрозамка.
    Как я уже говорил, как он выглядит, они не знали.

    Доцент появился сверху...
    А надо сказать, что человек он был специфический.
    Спектр отношения к нему как студентов, так и преподавателей, варьировался от неприязни до ненависти.
    Я, честное слово, не могу сказать, чем это было вызвано, мне он запомнился жутким занудой, но такого сильного чувства, как ненависть, он явно не заслуживал.
    И тем не менее, он был ненавидим многими и знал это.
    А "новенькие" всего этого, естественно, не знали.

    И вот спускается означенный доцент по лестнице, проходит мимо окна и слышит такой диалог:
    "Это он, что ли?"
    "Да вроде он!"

    Доцент делает гигантский прыжок, промахивается мимо шифрозамка и, понимая, что возиться в дверью уже некогда, несется по лестнице дальше, зная, что этажом ниже она выходит в людный коридор.
    Студенты (с самыми хорошими намерениями) бегут за ним, впопыхах забыв его имя-отчество, чтобы окликнуть.
    Выскакивают в коридор и натыкаются на меня.
    "Кого ловим?" - спрашиваю.
    "П-на!"
    "А почему так быстро?"

    И они поведали мне предысторию, удивляясь прыткости солидного человека...

  (О другом доценте...)



    Другие рассказы бывалого человека


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2004
Designed by Julia Skulskaya© 2000