Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Шестой год издания 20.09.2004         N 1183   

Павел Первый


    Двадцатого сентября ровно двести пятьдесят лет назад у некоей впоследствии известной особы родился младенец мужеского полу, коего нарекли именем Павел.
    Тайной было покрыто рождение его.
    Хоть и объявили его царским сыном и наследником, но ходили (и по сю пору ходят) различные слухи о его происхождении: и рожден, стало быть, он был не от царя и мужа, а иного возлюбленного, и даже не от матери своей, а подменен младенцем из ближайшей чухонской деревни.
    Да, да!
    Я читал в свое время довольно обширную статью о том, что Елизавете Петровне был нужен наследник, а Екатерина рожала дочек, вот и подменили очередную девочку эстонским мальчиком, а деревню всю выслали в Сибирь, дабы скрыть подлог.
    Достоверность этой истории вызывает сомнения, но приверженцы ее отсылают к портретам императора Павла, которые на физиономии петровской линии совсем не похожи.
    Это верно.
    Среди всех Романовых один лишь Павел столь вызывающе курнос.

    Но с другой стороны в Эрмитаже на одной стене висят три знаменитых портрета Павла - и все разные!
    И нужно сделать некоторое усилие, чтобы признать в них одного и того же человека.

    Так или иначе, мать сына не любила.
    Оттого ли, что он был сыном презираемого мужа или совсем чужим человеком, - но не любила. И на престол, коварно ею захваченный, пускать его не собиралась.

    Вероятно, это способствовало усилению вздорности характера будущего императора.
    Но она все же не основная его черта.
    Основная черта - торопливость. В этом, пожалуй, он полностью повторяет своего великого предка Петра.

    Нетерпелив был Павел почти феноменально.
    Но это тоже вполне понятно - долго, очень долго ждал он престола...
    Даже и при благоприятном стечении обстоятельств, после смерти долгоживущей матушки, оставалось ему для осознанной деятельности лет десять-пятнадцать.

    Потому и стал перекладывать руль со скоростью недопустимой; империя смену курса, возможно, и выдержала бы, но посягнул он при этом на дворянские вольности, которые дважды подтверждала Екатерина.
    А по тем жалованным грамотам дворянство уже привыкло ничего не делать.
    Кому ж понравится отмена льгот и привилегий?

    (Они и сейчас никому не нравится, потому и правительство лишает льгот тех, у кого их не так много и тем, кто не в состоянии ответить силой.
    Да и то побаиваются власти своего собственного шага: подслащивают его денежными подачками и изощренной фразеологией.)
Павел Первый
Павел Первый
    А Павел не предусмотрел этого - вот дополнительно и укоротил свой и без того не длинный срок.

    И как бы не утверждал Ключевский, что отмена привилегий дворянства вела не к увеличению равенства, а к увеличению бесправия общества в целом, попытка заставить дворянство служить была, безусловно, шагом правильным и необходимым.
    Ибо что такое дворянство? - служивое сословие, на котором всегда держалась государственность Руси.

    К сожалению, начиная с Александра I (который молчаливо благословил убийство отца) и кончая официальной советской историографией, о правлении Павла Первого осталось более анекдотов, нежели исследований.

    Но даже и в этих анекдотах мы видим удивительное умение русской бюрократии доводить до абсурда любое благое дело, а потом выставлять инициатора этого дела дураком и самодуром.

    Примеров тому только за последний месяц я могу привести с десяток, благо (а точнее - к сожалению!) месяц оказался богат на события.
    Но я не буду этого делать, поскольку говорим мы не о современной политике, а о Павле. Я не в состоянии ни исправить российскую бюрократию, ни даже дать достойный исторический очерк об одном из неудачнейших российских императоров.
    Будем ждать, что это сделает кто-нибудь другой...

    Но жить при императоре Павле было несладко.
    Николай Михайлович Карамзин, один из современников Павла, писал, великолепно передавая ощущения того времени:

    "Сын Екатерины мог быть строгим и заслужить благодарности Отечества.
    К неизъяснимому удивлению россиян он начал господствовать к всеобщему ужасу, не следуя никаким уставам, кроме своих прихотей, считал нас не подданными, а рабами, казнил без вины, награждал без заслуг, легкомысленно истреблял плоды государственной мудрости, ненавидел в них дело своей матери, героев, приученных к победам, учил маршировать.
    Имея, как человек, природную склонность к благотворению, он питался желчью зла, ежедневно вымышляя способы устрашать людей и сам более всех страшился.
    Думал срубить себе неприступный дворец, а срубил гробницу"...
    Поэтому давайте Павла Петровича просто вспомним.
    Не плохо, и не хорошо - а просто вспомним.
    И понадеемся, что и нас кто-нибудь просто вспомнит лет хотя бы через сто.



    Еще о Павле Первом

    А также Истории про историю


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2004
Designed by Julia Skulskaya© 2000