Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Пятый год издания 16.02.2004         N 1111   

Ванно-педагогическое эссе
(часть вторая)


(Начало)
    ...Благодаря школьной реформе, которая безостановочно продолжается и по сей день...

    И что это за манера - на детишках экспериментировать?
    Пусть бы Министерство образования на себе поэкспериментировало - ввели бы, например, для работников министерства двенадцатилетний курс повышения квалификации и учили бы сами себя по тем учебникам, по которым детей учат.
    А потом бы посчитали процент успеваемости, процент загрузки, процент отсева, процент засева и вообще любой процент...

    Но на себе!
    А то уже почти сорок лет как я сам школу закончил, а школьные реформы неостановимы, как самум.
    Теперь вот вводят единый экзамен как панацею от всех недугов образования.

    (Имитация деятельности, замечу от себя, всегда существует там, что нет настоящей деятельности.
    Или где ее мало.
    Может быть, штат МинОбра сократить раза в два? В качестве эксперимента...)
    Стало быть, из-за хрущевской реформы школы, который решил всю новообразованную (в смысле - только что получающую образование) массу пропустить через горнило рабочего класса, 54-я школа была вынуждена наподобие ящерицы оторвать себе хвост девятых и десятых классов и стать восьмилеткой.
    Таковая операция была проделана с большинством ленинградских школ не без топорного изящества бюрократов от образования.

    В результате ситуация сложилась довольно нелепая.
    До этой реформы школьное образование делилось на начальное (четыре класса), семилетнее и среднее (десять классов).
    После нее стало восьмилетнее и одиннадцатилетнее.
    В техникумы всегда можно было поступать с семилетним образованием, но после реорганизации - и с восьмилетним тоже.
    Но смысл этого мероприятия полностью исчез, поскольку поступившие в техникумы после восьмого класса оказывались курсом ниже поступивших годом раньше.
    Поэтому абсолютное большинство восьмиклассников решило продолжить свое образование в школах.
    Для этого было организовано некоторое количество средних школ с профессионально-производственным обучением, из которых (для этого) удалили младшие классы.

    Профессиональное же обучение заключалось в том, что школьники одиннадцатилеток учились только четыре дня в неделю, а два дня - проходили производственную практику на заводах и в магазинах.

    (Черт бы побрал Министерство Образования с его непрерывными реформами!
    Вместо забавной истории из детства получается унылое разъяснение бестолковых чиновничьих экспериментов.)
    Короче говоря, в зоне, так сказать, ближайшего обзора одиннадцатилеток вокруг нашего дома оказалось две школы - 58-я и 41-я.

    58-я отпала сразу. Она всегда казалась мне какой-то ущербной: она занимала один подъезд в жилом доме на углу Пионерской улицы и Чкаловского проспекта, да и профиль образования ей выделили торговый (продавцами в магазинах), что меня категорически не устраивало.
    41-я школа находилась чуть дальше, на пересечении Чкаловского проспекта с Большой Зелениной улицей, размещалась она в новом здании и репутацию имела неплохую...

    Но в том году я прочитал роман Матвеева "Семнадцатилетние", который мне очень понравился.
    Притом я каким-то образом выяснил, что описываемая в нем школа - реальна, существует и поныне и носит гордый 47-й номер. И мне ужасно захотелось в ней учиться.

    Задумано - сделано.
    Я подал документы, прошел собеседование и проучился в ней три года, о чем ни разу в жизни не пожалел.

    В тот год в 47-й школе было сформировано девять (!) девятых классов. Десятых было четыре или пять, одиннадцатый - один. И насколько я помню, в нем училось менее двадцати человек.
    Все младшие классы из школы были переведены в другие места, оставалось только три восьмых, с которыми учителям было очень жаль расставаться (ведь они учили их с первого класса).
    Теперь я думаю, что директору стоило больших трудов выбить в РОНО такую "привилегию" - доучить собственных учеников...

    (Когда же я дойду до истории с ванной? Наверное, нескоро.
    Ерунда какая-то получается: сама история умещается всего в несколько слов и даже с трудом может именоваться "историей", но тянет за собой невероятное количество объяснений, дополнений и уточнений...)

(Продолжение)



  Пешком по Петербургу


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2004
Designed by Julia Skulskaya© 2000