Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Пятый год издания 16.12.2003         N 1086   

Декабристы

(Начало)
    ...Теперь давайте немного поговорим о тайных обществах.

    В начале девятнадцатого века масонские тайные общества в России были явлением широко распространенным.
    Как меланхолично замечает Ключевский: "при Александре тайные общества составлялись так же легко, как теперь акционерные компании, и даже революционного в них было не больше, чем в последних."
    Тайные общества того времени являлись определенной формой общественной жизни, - и не более того.
    Императрица Екатерина их не любила и высмеивала: по ее мнению, было непонятно, зачем люди, объявляющие, что желают добра ближним, окружают себя таинственностью и мраком, тогда как им никто не препятствует делать всевозможное добро без всяких фокусов.
    Павел, напротив, относился к ним с повышенной серьезностью.
    Александр, судя по всему, не относился никак.
    И хотя в 1822 году им был издан Указ о запрещении тайных обществ, он фактически предусматривал только их окончательную легализацию: и до указа члены тайных обществ были известны полиции, а после указа полиции было предписано произвести, так сказать, инвентаризацию оных и взять у чиновников подписку о непринадлежности к ним.

    Южное общество, как известно, было организовано еще до появления александровского Указа и, строго говоря, не являлось революционным обществом.
    Программный документ (конституционный проект Пестеля - сына) "Русская правда" был весьма радикален и предусматривал республиканское правление в России, но методы и способы введения такого правления практически не рассматривались.
    "Конституция" Муравьева из Северного общества предполагала федеративное устройство России, установление конституционной монархии, ликвидацию крепостного права, но вопросы свержения старой власти тоже были изложены весьма невнятно.
    То есть планы тайных обществ были скорее теоретическими разработками, нежели практической подготовкой к антиправительственному заговору.

Милорадович
Михаил Андреевич Милорадович
    Это прекрасно понимал военный генерал-губернатор Петербурга граф Михаил Андреевич Милорадович.
    Генерал Милорадович был отчаянный храбрец и герой практически всех войн, которые вела Россия в конце восемнадцатого и начале девятнадцатого веков.
    Титул графа вместе с орденом Андрея Первозванного он получил из рук Александра за поход 1813-1814 годов.
    Пост военного губернатора столицы он занял в 1818 году, считал его почти канцелярской должностью и отказывался принимать награды за исполнение этой обязанности.

    О существовании тайного общества ему было хорошо известно.
    С Якубовичем, общавшимся с лидерами общества, Милорадович встречался чуть ли не каждый день. У Рылеева постоянно бывал Ф. Глинка - доверенное лицо Милорадовича.
    И тем не менее даже в смутное время междуцарствия 1825 года он постоянно заверял Николая, что в столице все спокойно.

    В столице, конечно, спокойствия не было: отсутствие власти смущает умы обывателей, создает тягостное настроение в обществе, способствующее к возникновению разных экстремистских случаев, - но (по мнению Милорадовича) ситуация в столице оставалась полностью под контролем.
    Ибо конкретных планов восстания не существовало до трагического дня и даже (как это следует из развития событий) непосредственно в день выступления.

    ...Итак, Николай присягнул Константину, а Константин - Николаю. Но Николай находился в столице, а Константин - в провинции, переписка заняла две недели, а тем временем столичная бюрократия рассылала по стране циркуляры, требующие присягать Константину.
    Неразбериха в стране, следовательно, росла.
    13 декабря в Петербурге наконец объявили, что на 14 число назначена новая присяга новому императору, и вот тут (неожиданно даже для себя) декабристы решили выступить.
    Решение было принято по настоянию Рылеева, который, впрочем, сам был уверен в неуспехе дела, но заявил: "Надо начать, что-нибудь выйдет".

    (Через сто лет эту бессмертную фразу практически повторит другой вождь:
"Надо ввязаться в драчку, а там - посмотрим!"
    Неистребима в русском человеке вера в "авось"!)

    И начали...

    Для начала они обманули подчиненных - распространили в некоторых казармах, где было популярно имя Константина, слухи, что Константин не хочет отказываться от престола, что он арестован и что Николай фактически узурпирует власть.
    Значительная часть Московского гвардейского полка со знаменами вышла на сенатскую площадь и построилась в каре. К ним присоединилась часть гвардейского гренадерского полка и весь гвардейский морской экипаж.
    Всего собралось на Сенатской площади около двух тысяч войск.

    Собственно говоря, этим восстание и закончилось.
    Во всяком случае, в Петербурге.
    Мятежные войска простояли в бездействии до вечера, и были рассеяны артиллерийским огнем.

    События дня 14 декабря представляют собой невероятную смесь благодушия, нерешительности и даже благородства обеих сторон, прерываемую время от времени экстремистскими выходками некоторых участников.

    Великий князь Николай собрал верные ему полки во внутреннем дворе Зимнего дворца.
    Одна рота мятежных войск, заблудившись, забежала туда, но не только была выпущена обратно, но сам великий князь указал ей дорогу на Сенатскую площадь.

    Один из заговорщиков решил ускорить дело, застрелив Николая.
    Он положил в оба кармана по заряженному пистолету и пошел на Адмиралтейский бульвар. Там он повстречал великого князя и даже беседовал с ним, но не решился на насилие.

    Зато решился на насилие известный дуэлянт и бретер отставной поручик Каховский: он застрелил Милорадовича, прискакавшего увещевать взбунтовавшихся солдат, поскольку не хотел устраивать настоящее сражение в центре столицы.
    Когда через несколько часов Михаил Андреевич умирал в казарме Конногвардейского полка и увидел пулю, извлеченную из его тела, он с облегчением сказал: "Слава богу, это пуля не ружейная, не солдатская".

    В конце концов, решился на насилие и сам Николай, которому посланец Константина генерал Толь заявил:
"Государь, прикажите очистить площадь картечью или откажитесь от престола".

    Двух залпов оказалось достаточно...

    На юге события развивались более драматично.
    Черниговский мятежный полк захватил город Васильков и принял бой, но был разгромлен. Муравьев-Апостол был захвачен с оружием в руках.

    Верховная следственная комиссия расследовала дело. Привлеченных к следствию было всего 121 человек...

    Повешенных по приговору суда мятежников практически все знают поименно.
Стела у Кронверка
Памятная стела на предполагаемом месте казни декабристов

    Пожалеем их - они были молоды, образованы и бескорыстны.
    Они имели смутные представления о благе России, но у них были некоторые принципы, которые казались им важнее собственного благополучия и даже собственных жизней.

    Но вспомним и пожалеем обманутых и необразованных "нижних чинов", уважающих своих командиров и верящих им; вспомним и пожалеем солдат и матросов, выступивших за "Константина и Конституцию" (у этих полячек такие странные имена!) и сраженных русской картечью в центре русской столицы.
    А также избежавших этой скорой расправы для расправы еще более жестокой.

    "Нижних чинов", участвовавших в восстании, судили отдельно.
    Часть из них была приговорена к двенадцати тысячам ударов шпицрутенами (для смертельного исхода достаточно 3 тысяч ударов), некоторых приговорили к меньшему числу ударов и к каторжным работам.
    Основную массу "взбуновавшихся нижних чинов" перевели на Кавказ под пули воинственных горцев.

    Что же касается установления парламентаризма в России и какую роль в этом сыграло восстание 1825 года, это вопрос сложный и неоднозначный.

    Россия продолжала и продолжает идти своим уникальным путем (как, впрочем, и любая другая страна), а влияние исторических событий на этот путь, как ни странно, зависит в большей степени от текущих политических настроений, нежели от самих прошедших событий.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2003
Designed by Julia Skulskaya© 2000