Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
     Пятый год издания 29.05.2003         N 998   

Отличное кино
телевизионный роман

     Наконец-то свершилось.
     Наконец, после двадцати лет полного загнивания российского кинематографа, после бесконечных "братков", "ментов", "бригад" и прочих "ворошиловских стрелков", мы увидели настоящее и очень хорошее кино.
     Как ни странно, этим фильмом оказалась экранизация произведения одного из наиболее неудобочитаемых и глубокомысленно-запутанных авторов - Достоевского.
     Я имею в виду - "Идиота".

     К нашей общей радости и удовольствию этот фильм не только является большим и неоспоримым успехом российского кинематографа, но и делает совершенно очевидной одну очень непростую мысль - можно практически и полностью перенести на экран литературное произведение таким образом, что экранная копия будет казаться подлинником.
     Для этого фильм должен быть не только хорош сам по себе, но во много раз лучше литературного оригинала.

     Можно с уверенностью сказать, что все предыдущие попытки подобного переноса (не экранизации, а именно переноса) книги (и не только Достоевского) на экран заканчивались более или менее очевидными неудачами.
     (Из последних - фильм "Момент истины", который стал не более чем иллюстрацией к неплохой повести, несмотря на то, что был перенесен на экран практически текстуально.)

     С "Идиотом" этого не произошло. Хотя "текстуальность" фильма порою идет ему во вред.
     К счастью, довольно редко.
     Как ни странно, это происходит в основном с появлением на экране генерала Иволгина. Особенно в восьмой серии, где его длиннющий завиральный монолог только тормозит действие, не привнося ничего нового ни в характер генерала, ни в характер князя Мышкина.
     Зачем понадобился режиссеру этот бенефис Петренко, мне непонятно.

     Между прочим, этот пример - не столько недостаток фильма, сколько недостаток романа. Роман - многословен, невнятно запутан, поступки героев порою (и довольно часто) плохо мотивированы, противоречивы и даже нелепы.
     Все это принято списывать на психологичность и глубинную многоплановость автора.
     Я не уверен, что это так. Напротив, я уверен, что это так лишь в небольшой степени.
     А в большей степени - это прямая неряшливость автора и (мягко говоря) неважное владение законами литературного жанра.

     И фильм эти недостатки только подчеркивает.
     Я вообще поражен, сколько таланта, труда и хитроумия вложил режиссер и весь коллектив фильма, чтобы из резонерских рассуждений всех без исключения персонажей романа, создать характерные, запоминающиеся, живые образы разных людей.

     Но даже через этот титанический (и благодарный!) труд то и дело прорываются прямолинейно-фронтальные мизансцены периода древнегреческих трагедий: один говорит - все слушают.
     И не просто говорит - а говорит долго. И не просто слушают - а внимают, выстроившись в одну линию, строго и безмолвно. Как парадный строй войск слушает командующего.
     Это угнетает.

     Актерский ансамбль - великолепен.
     Но даже их (практически гениальная) игра не в состоянии скрыть назидательной прямолинейности первоисточника.

     Например, генерал Епанчин и генерал Иволгин.
     Один из них - пьяница, враль и неудачник, другой - напротив, владелец доходных домов, откупщик и член советов нескольких акционерных обществ.
     Но тем не менее оба - генералы.
     Значит, было же что-то в характере старшего Иволгина, что позволило ему (при всех его недостатках) дослужиться до генерала? Что именно?
     Достоевский этот вопрос обходит. Ему неинтересно. У него старший Иволгин - функция, долженствующая подчеркнуть простодушие князя.
     Но неужели этот вопрос не был интересен Бортко и тем более Петренко?
Генерал Епанчин
О. Басилашвили

     Генерал же Епанчин к концу фильма представляется все более неуверенным подкаблучником решительной жены своей. При этом он вроде бы не отмахивается от семейных проблем, но и никак не может определить к ним своего отношения.
     И чем дальше, тем более непонятно, как такой нерешительный недотепа смог сделать неплохую карьеру, да еще в совершенно разных областях.
Лизавета Прокофьевна Епанчина
И. Чурикова

     Удивил меня поначалу режиссерский выбор генеральских жен.
     Согласитесь, что трудно предположить у весьма и весьма немолодых матерей наличия восемнадцатилетней дочери и сына-подростка.
     Но в конце концов они меня убедили - они только выглядят так, а своей душою и своим темпераментом вполне способны удивить нас всех еще не раз.

     Странной мне показалась и внешность Гани Иволгина.
     Достоевский изначально характеризует Ганю как человека "с душою черною, алчною, нетерпеливою и завистливою".
     Так же его воспринимают и другие персонажи. Собственно на этой характеристике и построена вся интрига первой части романа.
Ганя Иволгин
А. Лазарев
     Поэтому я был несказанно удивлен, увидев человека с благородной внешностью грузинского князя.

     Душа (характер - другими словами) и внешность - вещи весьма и весьма взаимосвязанные.
     Низкая душа так или иначе накладывает отпечаток на самое изысканное лицо, и наоборот.
     Бывают, конечно, и исключения, и даже достаточно много, но все-таки количество их преувеличено именно потому, что эти исключения наиболее интересуют литературу и другие искусства.

     Благородная немногословность Гаврилы Ардалионовича вступает в полную гармонию с его внешностью во второй части фильма (романа), но вначале это несоответствие очень режет глаз.
     Мелкая ганина суетливость в начале фильма должна была найти какое-то отражение в его внешности. Не знаю, что это должно было быть - какая-нибудь безвкусица в одежде (впрочем, нам вряд ли удалось бы уловить ее в модах девятнадцатого века), нелепость в прическе или еще что-нибудь. Но этого нет.
     Гаврила Ардалионович в течение полугода кардинально меняет характер и манеру поведения, оставаясь неизменным.
     Что делать? - Достоевский не потрудился мотивировать его метаморфозу. Эта немотивированная нелепость плавно перетекла и в фильм, усугубив себя ярким зрительным образом.

(Продолжение)


О "Идиоте" в "ЗЛ":
    "Идиот"
    "Даун Хаус"

А также:
    Про кино и примерно про кино.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2003
Designed by Julia Skulskaya© 2000