Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
14.03.2003         N 948   

Ботики Петра I
(В.С.Мешкунов)


(Начало)
     В 1778 году известный русский историк, академик Г. Ф. Миллер выдвинул версию, по которой ботик был построен Карштеном Брандтом во время царствования Алексея Михайловича.
     Немецкий путешественник В. Кокс в книге, изданной в 1785 году, рассказывая о том, как он осматривал в Петропавловской крепости ботик Петра I, между прочим привел версию Миллера о происхождении этого ботика.
     В свою очередь голландский писатель Я. Схелтема в книге "Россия и Нидерланды", изданной в Амстердаме в 1817 — 1819 годах, написал, что строителем ботика был Карштен Брандт, ссылаясь при этом на Кокса.
     Эта же версия была использована и французским просветителем В. Вольтером в его труде "История царствования императора Петра Великого", изданном в России в 1810 году.
     В 1833 году в Петербурге издается в переводе с немецкого "История Петра Великого» Вениамина Бергмана, который в свою очередь также повторяет версию Миллера.

     Таким образом, к 1830-1840 годам утверждается версия изготовления Измайловского ботика голландцем К. Брандтом.
     Это нашло отражение и в поэтическом наследии А. С. Пушкина. В 1835 году поэт написал стихотворение "Пир Петра Первого", в котором есть такие строки:

...Иль в отъятый край у шведа
Прибыл Брантов утлый бот,
И пошел навстречу деда
Всей семьей наш юный флот.
     В 1843 году миллеровскую версию повторил Н. Полевой в "Истории Петра Великого" , а русский географ П.П. Семенов-Тян-Шанский использовал ее при составлении им Географическо-статистического словаря Российской империи.
     К этому времени существовали и другие версии отечественного происхождения ботика: так, в переведенной на русский язык и изданной типографией Н. Новикова в 1788 году книге Антония Катифора "Житие Петра Великого" утверждалось, что ботик "Дедушка русского флота" построен в... Переславле-Залесском.
     Не менее неожиданным являлось утверждение И. И. Георги, автора описания Петербурга, изданного в 1794 году, что "царь Алексей Михайлович построил сие судно в 1668 году в Москве для прогулки по Волге и назвал его Орлом".

     Зубовская гравюра 1722 года породила другую версию: так называемое английское происхождение ботика.
     Дело в том, что на гравюре в свитке выгравирован текст вольного пересказа предисловия Петра к Морскому уставу с добавлением:
     "Нарицается же судно сие Бот Аглинский. Бот по виду своему между судами, аглинский же по делу и мере аглинской архитектуры: на желание бо вышеупомянутого деда Императорского Величества мужа в России, к честным искусствам, над тогдашный обычай, быстроохотного, судно сие в Англии сделано, и оттуда в Москву привезено".

     Из этого текста следует, что ботик был выписан из Англии по просьбе боярина Никиты Ивановича Романова, двоюродного брата царя Михаила Федоровича, деда Петра I.
     Но уже упомянутый Якоб Схелтема в своей книге приводит мнение, что ботик был подарен англичанами еще царю Ивану Васильевичу.
     Однако это предположение уже тогда ставилось под сомнение:
     "Как могли англичане послать в подарок такой предмет, употребление которого в России не было известно; каков был труд перевести из Архангельска в Москву, и сколько этому боту было лет?".

Битва при Гангуте
Неизвестный художник
     В 1836 году в связи с повторением торжественного шествия ботика Петра I перед Балтийским флотом в петербургских газетах писалось, что "ботик был построен в Англии для боярина Н. И. Романова, служил впоследствии царю Алексею Михайловичу для прогулок по воде и найден был Петром I в Измайлове".
     Несколько измененную версию английского происхождения ботика приводит А. Висковатов в своем труде, посвященном истории ботика "Дедушка русского флота", изданном в 1847 году. Он пишет:
     "Бот был привезен англичанами в Архангельск: оттуда доставлен в Москву, царю Алексею Михайловичу, а от него, по всей вероятности, перешел к его дяде боярину Романову, страстно любившему европейское просвещение".

     Известный русский историк Сергей Михайлович Соловьев, в изданном впервые в 1863 году 14-м томе своего обширного труда "История России с древнейших времен", пишет только о том, как Петр I нашел ботик в Измайлове и починил его "голландец Карштейн-Бранд, который при царе Алексее был вызван для простройки кораблей в Дединове".
     Авторитет С. М. Соловьева положил на время конец различным предположениям о происхождении ботика, тем более что в основном документе — записке Петра — нет ни слова о происхождении ботика.

     ("Памятники отечества",
Альманах Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры, 2, 1989 год)

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2003
Designed by Julia Skulskaya© 2000