Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
13.11.2002         N 873   

Удача Пуаро


     Мне очень нравится Давид Суше в роли Пуаро.
     Мне вообще нравится этот сериал.
     На мой взгляд, он очень изящно стилизован под "старое доброе время".
     Я бы даже сравнил его в этом смысле с михалковскими работами - "Механическое пианино" (не помню точно название) и "Обломов". Или с "Утомленными солнцем".
     Потому что во всех перечисленных фильмах странно и точно уживаются самые разнообразные ощущения: романтизация "старого" времени и ирония над ним, широта обзора и точность в деталях, а также мудро-отстраненный взгляд потомков на своих предков.
     "Мудрый" - только потому, что нам выпало жить позже и, следовательно, знать про них чуть-чуть больше.

     Я предполагаю, что Пуаро-Суше вместе со своим помощником (и, разумеется - со всем остальным коллективом фильма) должны лучше понимать Англию с ее атмосферой и историей, чем, например, Ливанов с Соломиным, и потому изображение Англии в их фильме должно быть точнее, чем в великолепном "Шерлоке Холмсе".
     (Правда, на глаз я этого никогда не замечал - оба сериала просто восхитительны.)

     И Пуаро-Суше мне очень нравится.
     До него я не мог себе представить, что самовлюбленный, постоянно любующийся собой и подчеркивающий свое превосходство человек может быть таким симпатичным и обаятельным.
     Не знаю, как это у него получается, но такого типажа, я бы даже сказал - феномена, раньше мне встречать не доводилось.

     Питера Устинова в роли Пуаро я не видел (или не помню, что одно и то же), и Суше с его цыпльячьим шагом и постоянным рефреном про серые клеточки прочно занял место великого сыщика в моем киносознании.


Из актреского ансамбля
мне хотелось бы
выделить двоих...

     Когда я в первый раз услышал, что Константин Райкин сыграет Пуаро, я только с недоумением пожал плечами.
     Какой же он - Пуаро?

     Райкин довольно давно (12 лет) не играл в кино, и я успел забыть, что он - артист не просто талантливый, а выдающийся, и выдающийся намного.
     Я бы даже сказал - гениальный. Или приближающийся к гениальности.

     Пожалуй, я так и скажу.
     Несмотря на то, что при слове "гениальный артист" я все-таки вспоминаю в первую очередь МХАТ и Малый театр, а также таких столпов актерского мастерства, как Грибов, Пашенная, Царев...
     Что же, в их время была одна мера гениальности, в наше время - другая.
     И Пашенная, и Грибов и их другие гениальные современники выглядят сейчас слегка архаично, хотя и не менее гениально, чем раньше.
     Но это - другая гениальность.

     Нынче на дворе двадцать первый век, другие темпы, другие масштабы, другие средства самовыражения, другой стиль жизни и другое отношение к прошлому.

     А гениальность заключается в том, чтобы все это выразить так, чтобы окружающие поверили.
     И не просто поверили, а поверили настолько, что другого не могли бы и представить.

     Райкину это удалось.
     И не только Райкину.

     Весь фильм сделан в тщательно-неторопливой манере лучших образцов социалистического реализма, а точнее сказать - художественного реализма.
     И суть дела вовсе не в том, что Англия в фильме получилась среднестатистическим местом действия, а фабула (как и все сюжеты Агаты Кристи) довольно условна.

     Суть в том, что Пуаро (и весь фильм) абсолютно другой, чем не менее тщательно проработанный сериал с Давидом Суше.

     Пуаро-Райкин вовсе не самовлюбленный эгоцентрист.
     Пуаро-Райкин - чуть-чуть нарочито эксцентричен.
     В тех местах, где этого "чуть-чуть" побольше, он даже слегка экзальтирован, в тех местах, где "чуть-чуть" поменьше его чудаковатость и вовсе исчезает.
     А в сцене признания в краже племянницы убитого Экройда (Ольга Краско) Райкин неожиданно, но совершенно органично поднимается и до высот шекспировской трагедии.

     "Ее душа, как рояль, который заперт, а ключ - утерян!"
- и этот "высокий штиль" ничуть не искажает образ слегка суетливого и довольно нелепого человечка, не звучит диссонансом ко всем его остальным словам и не выламывается из общего стиля крепко закрученного детектива.

     Под стать ему Маковецкий-доктор Шеппард. Но о нем чуточку позже...

     Перед актерами, играющими в детективах Агаты Кристи, всегда стоит практически непосильная задача - сыграть характеры там, где их нет.
     Второстепенные персонажи для Агаты Кристи - не люди, а функции. Их задача - запомнить какие-то (свои и чужие) действия с точностью до минуты и сантиметра и потом, ни разу не сбившись, излагать их всем заинтересованным лицам.
     Собственно, только это невероятная и неправдоподобная точность и позволяет Пуаро выявить нестыковки.

     Поэтому процесс наполнения этих ходульных схем жизнью и своеобразием требует от актеров стараний не менее, а возможно и более титанических, чем, допустим, старания Райкина переубедить меня в единственности Пуаро-Суше.
     Надо сказать, что актерские старания (и страдания) не пропали даром: каждый персонаж имеет свое лицо и свой характер. За исключением, быть может, главного подозреваемого, которому уж и вовсе нечего изображать и который практически весь фильм проводит за кадром.

     Но из этого ансамбля мне хотелось бы выделить двоих.
     Один из них - комиссар полиции, другой - поверенный Экройда.

     Комиссар полиции Сергея Степанченко - не анекдот типа Лестрейда в исполнении Брондукова.
     Он - вполне крепкий профессионал и знаток своего округа.
     Да, возможно, он занимается не совсем своим делом. Он сын фермера и должен был стать фермером.
     Но судьба вынесла его в начальники полиции маленького городка, и он занимается этим делом основательно и добротно, так же добротно и основательно, как сеял бы ячмень и стриг овец.
     Да, городишко маленький, место спокойное, самое крупное преступление за последний год - потасовка в пабе. Если, конечно, не считать двух покойников подряд в этом году.
     Но он сохраняет достоинство, такт и здравый смысл и берется за непростое и мрачное расследование так же буднично и капитально, как за строительство новой винокурни.
     Конечно, ему не хватает опыта (а откуда взяться опыту в этом захолустье? он же не Пуаро - гастролер по запутанным преступлениям), и он это отлично понимает и не обижается на постоянные подколки знаменитого сыщика.
     Он делает свое дело. Без блеска и, может быть, без любви, но тщательно и аккуратно.
     Честь ему и хвала!

     Поверенный появляется в кадре всего дважды. И не говорит ни одного лишнего слова.
     Но он поразил меня ощущением того, что этот человек точно знает свое место и свою значимость на этом месте.
     Он почти не честолюбив и вполне удовлетворен своим положением. Вряд ли он стремится или будет стремиться к дальнейшей профессиональной карьере.
     Но он непоколебимо (и справедливо) уверен, что на этом месте он самый знающий, самый ответственный и самый нужный человек.

     (Он почему-то напомнил мне Шохина.
     Я ничего не знаю о политических амбициях и честолюбии Шохина, но у меня сложилось впечатление, что внешний рисунок роли актер взял у него.)

     И, разумеется, доктор Шеппард.
     Мягкий, интеллигентный, тактичный, даже отчасти нерешительный и не быстро соображающий доктор.
     Он неспешно обтекает утес грозного Экройда и угрюмый грот его экономки, журчащим ручейком успокаивает истеричку в исполнении Немоляевой и обходит стороной говорливый водопад своей сестры (Лика Нифонтова).
     Он слегка неудачник, но он мил, приветлив, ровен и задумчив.
     Он стал мне симпатичен, как добрый Санта Клаус.
     Я поверил ему, как собственному брату.
     Даже его некоторая несообразительность и недотепистость не раздражала меня.
     Я принял его в свои друзья такого, какой он есть.

     И даже его странноватая фраза-предвидение: "Я еще не знал, что это наш последний счастливый вечер", - резанула мне слух излишней трагичностью, но не насторожила меня.
     И я пребывал в напряженном внимании еще почти целую серию.

     А господин милый доктор оказался циничным и расчетливым убийцей!
     Я ужасно огорчился...

     Со стороны Агаты Кристи это большое свинство.

(Продолжение)


Про кино:
Канны на двоих или пол-Канн
Кино для глухонемых
О Петре Великом
Жизнь насекомых (Виктор Пелевин)
Погода в Интернете
Еще о культуре
Прям, кино!
Закат "Зари"
Легенды о 25-м кадре
Альтернатива или выборы?
День рождения "Бывалого"
Об этимологии
Выборы в Петербурге
О книгах и КНИГАх
"Умеющие Все"
О книгах и КНИГАх
Черная смородина
Интернет на телевидении
Тысяча и один стих
Бедная Анна(почти по Карамзину)
НЛО в натуральную величину
"Граница"
Рассуждения по поводу...
"Момент истины"
Новости отовюду
"Мать"
"Слабое звено"
"Даун Хаус"
Колобок (сказка про сказки)
Арабская аномалия (попытка прогноза)
Исторические заблуждения
Суета вокруг вечности
"Коммунист.ру(ководящий и направляющий)"
"Мусквичи" и "мурседесы"
Юбилейно-космо-политическое

О Михалковых
Канны на двоих или пол-Канн
Юбилейно-космо-политическое
День советской поэзии
Гимны и "гимны"

Об Агате Кристи
Черная смородина


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000