Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
06.11.2002         N 871   

Ноябрьский переворот


"Аврора"
     Я уже говорил однажды о практической бессмысленности ввода "Авроры" в Неву в октябре 1917 года.
     И продолжая размышлять на эту тему, а также обсуждая ее с самыми разными людьми, я никак не мог придумать хоть какого-нибудь удовлетворительного объяснения.

     Пока в очередной дискуссии не была произнесена фраза:
"Видимо, в то время в этом была какая-то - ныне забытая - политическая целесообразность".

     И тут я вспомнил...

     В 1979 году один мой знакомый (не то, чтобы по секрету, но как бы с грифом "Распространять с осторожностью") рассказал мне некоторую политическую подоплеку Октябрьского переворота.

     Кстати сказать, выражение "октябрьский переворот" вполне официально использовался всеми долгие годы спустя после 1917 года.
     Я не могу точно сказать до какого именно времени этот оборот был широко распространен, но как мне кажется, примерно до пятидесятых годов прошлого века. Или даже до шестидесятых.
     Потому что пропаганда тех лет была занята другим вопросом - восхвалением Вождя Народов.

     А когда Вождя развенчали, кандидатуры на его место не нашлось (для пропаганды - я имею в виду), и тогда стали, так сказать, понемножку возвращаться к истокам.
     То есть к изучению истории непосредственно октябрьских событий. И стали эти события всячески исследовать, хронологизировать по минутам, вспоминать и объяснять - и в конечном итоге возвеличивать и канонизировать.


Значение
октябрьского переворота
мы поймем очень нескоро.

     За 15-20 лет кропотливой работы октябрьское вооруженное восстание было неоднократно покрыто лаком, подтверждено цитатами, забронзовело и окончательно превратилось в Великую Октябрьскую Социалистическую революцию.

     Поэтому упомянутый мой знакомый, слегка поскребший слой напластований, хотя никогда и не был диссидентом, но вполне мог таковым показаться особо бдительному взгляду.
     Разумеется, он не говорил мне напрямую "ты только не болтай, где попало", но понимание таких вещей, возможно, уже не слишком понятных людям помладше, воспитываются системой довольно быстро. И надежно.

     Так что даже на его устном рассказе было нетрудно увидеть штамп "Для служебного пользования".

     Моя преамбула оказалась довольно длинной, а его сообщение был довольно кратким. Суть его сводилась к следующему.

     К октябрю 1917 года власти в России практически не осталось. Временное правительство ничего не решало и ни за что не отвечало.
     Проправительственные партии занимались собственными делами и апеллировали к Керенскому. Ему приходилось их уговаривать и мирить, и на остальное у него уже не было времени.
     Практически единственной политической партией, которая ничего у него не требовала, была партия большевиков. А не требовала она ничего потому, что она была уже практически везде - на заводах, в войсках и на флоте.
     Так что Ленин мог в любую минуту просто объявить, что берет на себя всю полноту власти - и все.

     Собственно, до этого момента трактовка моего знакомого практически не расходилась с официальной.
     Различие было дальше.

     "Но Ленину этого было не нужно! - заявил он, - Ленину была не нужна мирная замена одного правительства другим. Ему нужна была революция, как выражение позиции масс против существующего строя".

     "Обрати внимание, - сказал он, - Почту, телеграф и телефон большевики захватили силой, не особенно это афишируя. А что такое - власть без связи? Ничто.
     Переключай телеграф и телефоны на Смольный, и никто даже не заметит, что власть переменилась.
     Зачем нужен этот декоративный штурм Зимнего дворца, который практически некому было защищать? Тем более стрельба по нему из пушек Петропавловской крепости?
     Исключительно из политических соображений: народ и только народ смел ненавистное Временное правительство. И большевики были просто вынуждены взять власть..."

     Идея была изящна и почти крамольна.
     И крамольна не изложением событий, которые в самых официозных изданиях рисовались практически в тех же выражениях, а тем, что трактовала Ленина, как хитрого и даже в определенной степени вероломного политика.

     А это было чревато неприятностями...

     Но я говорил об "Авроре".
     Эта старая история еще раз подтверждает мои выводы о том, что никакого военного значения в присутствии крейсера в городе не было и быть не могло.

     Это действительно была только демонстрация силы и возможностей большевиков.
     Притом, скорее всего эта демонстрация была проведена не для Временного правительства и российских политиков, а для иностранных представительств и для обывателей. Как бы это не казалось странным.

     Правительству и собственным политикам эта демонстрация не нужна была - их тут же посадили в крепость.
     А иностранцам показали - остерегитесь, наиболее боеспособные части (флот) в наших руках.
     Да и обывателей матросами припугнули - ведь даже в самые мирные времена обыватель моряков уважает и побаивается.

     Что из всего этого вышло, мы все знаем, но не понимаем. И я думаю, что не поймем никогда. Просто не успеем.
     Причины и значение Великой французской революции стали начинать понимать только совсем недавно - а ведь прошло уже более двухсот лет.

     А Октябрьский переворот оставил в мировой истории значительно больший след.
     А лет ему исполняется завтра - всего только восемьдесят пять.

     Ура, товарищи и господа!
     Да здравствует...


  Ноябрьские публикации:
  День 7-е ноября - красный день календаря
  "Аврора" - заря революции
  Закат "Зари"
  Две судьбы
  О парадах
  Записки старого петербуржца  (Лев Успенский)
  Записки старого петербуржца  (Лев Успенский)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000