Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
29.08.2002         N 827   

Катаклизм у Литейного моста


     Шестнадцатого августа нижегородский сухогруз "Каунас" потерял управление, врезался в опору Литейного моста и в течение часа затонул поперек фарватера. Команду с сухогруза успешно эвакуировали.
     К счастью, следовавшие за ним суда успели затормозить, развернуться и встать на якорь выше по течению.

     Менее чем через 12 часов после аварии спецкомиссией правительства Петербурга было принято решение, что "Каунас" поднимут за одни сутки.
     Замечательно выглядит обоснование этого решения:
  "оно было принято в связи тем, что "Каунас" перекрывает фарватер Невы и фактически закрывает Волго-Балтийский водный путь".

     Я понимаю, что убытки от простоя десятков большегрузных судов огромны и, возможно, почти неисчислимы, но, на мой взгляд, при установке планов работ надо все-таки исходить из технических возможностей, а не пожеланий высокопоставленных чиновников.

     Как говорил один мой знакомый, даже ежу было ясно, что за сутки невозможно не только поднять "Каунас", но даже освободить фарватер. Разве только путем взрыва сухогруза.
     Но этот способ исключался, поскольку от взрыва мост развалился бы тоже.
     И еще быстрее утопшего корабля.

     Семнадцатого утром мое любопытство погнало меня на Литейный мост, благо это недалеко.
     Тротуар на мосту был наполовину отгорожен, и стояло человек десять постовых милиционеров.
     Я заглянул за решетку моста. Прямо напротив опоры из воды торчал штырь антенны радиопередатчика и Т-образная планка локатора. Течение создавало вокруг них ясно видимый бурун.
     Меня тут же вежливо, но очень настойчиво попросили уйти.
     Уже потом я понял, почему - на дне работали водолазы, и властям были не нужны лишние неожиданности.
     На набережной в ста метрах от моста стояла целая толпа зевак, и их никто не трогал.

     ...Рубку "Каунаса" отрезали и извлекли на шестой день, и я считаю, что это вполне нормальный темп работ при столь форс-мажорных обстоятельствах.
     Специалисты заявили, что можно было бы сделать это дня за четыре, если бы не подгоняло начальство.
     А оно не могло не подгонять, ибо обещание "суточной готовности" было дано заранее...
Решетка Литейного моста

     ...Давно я не наблюдал ночной Невы...
     Прямо скажем, очень давно.
     Ночами, даже и белыми, сплю крепким сном, а не шлындаю, будто лунатик, по набережным, обалдевая вместе с туристами от вида разинутых мостов...
     Прагматизм, знаете, и лень... Привычка, если хотите...
     В раю, надо полагать, вновь прибывшие тоже только первые триста лет на ангелов удивляются. А потом привыкают. Ибо этих серафимов и херувимов там - как собак.

     Вот и я привык.
     И ежели вдруг натыкаюсь ночью на разведенный мост, то он для меня - не красота, а непреодолимая преграда.
     Давно, правда, не натыкался. Ибо ночами сплю... ах да, я уже говорил об этом.

     А ведь было время, когда и я, блестя глазами и не моргая, смотрел на это великолепное зрелище.
     (А есть ли, кстати, где-нибудь в мире такое явление, как разведенные мосты? - Не знаю.)
     Но уже и тогда, в те далекие романтические годы, некоторый скептицизм был мне присущ.
     И уже тогда, лет тому назад, примерно... но не будем о грустном! - меня поразила интенсивность движения по Неве.
     Стометровые "Волго-Балты" (так назывались самоходные баржи тех времен) мчались по Неве со страшной скоростью с интервалом всего метров двести-триста.

     Может быть, мне это показалось, и интервал был не двести метров, а шестьсот, но зрелище действительно завораживающее.
     С неумолимостью бегущих носорогов и железным ритмом солдатского шага самоходки ныряли под раздвинутые крылья Дворцового моста, и не успевала предыдущая баржа мигнуть за мостом кормовым огнем, как к мосту подлетал следующий типовой мастодонт, отличающийся от ушедшего только номером.
     Это было не просто красиво, это было изумительно красиво.
     Это было настолько красиво, что совершенно забывалось про лоцманов и штурвальных, выполняющих свою ответственную и опасную работу.

     Но белые ночи длятся около месяца, а навигация продолжается полгода. И большую часть времени - в темноте.

     Много позже мне довелось раз или два участвовать в проводке кораблей по Неве. Не на стометровом сухогрузе, а на двадцатиметровой шхуне, и не рулевым, а матросом, но только тогда я смог оценить (и подтвердить) свое смутное юношеское ощущение опасности, а точнее сказать - напряженности этого процесса.
Кран "Черноморец-31" у Литейного моста

     Надо сказать, что за почти неделю любопытные журналисты практически ничего не раскопали из истории кораблекрушений на Неве.
     Я думаю, что это не случайно, и что за последние сто (или немного меньше) лет крупных аварий на Неве не было.
     Хотя память человеческая коротка.

     Казусов, безусловно, было немало.
     Самый известный - полет Чкалова под Троицким мостом. К авариям его отнести нельзя, но помнят об этом до сих пор.

     (Кстати сказать, в середине восьмидесятых годов я прочитал в одной из центральных газет историю, как некий летчик в шестидесятые годы повторил этот чкаловский трюк в Новосибирске, пролетев на истребителе под Коммунальным мостом через Обь.
     В то время мне часто приходилось бывать в Новосибирске, и я расспрашивал знакомых об этом случае.
     Никто уже не помнил!)

     Еще был случай, когда на Неву садился пассажирский самолет Ту-104.
     Кажется, у него не выпускались шасси, и пилот решил садиться на воду. И сел.
     Жертв, помнится, не было, но в печать этот случай не просочился. Во всяком случае, я помню только разговоры, но не помню, чтобы читал что-нибудь об этом в газетах.

     Однажды, году в 1966-м или 1967-м, заклинило в разведенном состоянии Дворцовый мост. Он простоял в таком положении около суток, но потом его починили, и больше он не ломался.

     Лет двадцать назад на Неве затонула баржа с ряпушкой. К счастью, это произошло не мгновенно, и команде удалось увести ее с фарватера. Тем не менее, спасателям пришлось поторопиться, так как рыба могла протухнуть и отравить воду в Неве.
     Баржу подняли за три или четыре дня, и экологическая катастрофа не состоялась.

     Это, собственно, и все.
     За семьдесят лет существования Волго-Балтийского пути аварийность нашего участка почти нулевая.

     Несмотря на отдельные катаклизмы.



Пешком по Петербургу.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000