Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
16.08.2002         N 820   

Комплекс независимости
(заметки политичекого обывателя)


     Президент Белоруссии Александр Лукашенко меня сильно удивил...

     Кстати сказать, в прошлый раз, в Петербурге, когда Путин открытым текстом заявил ему, что между Россией и Белоруссией не может быть равенства просто по весовым параметрам, он повел себя достаточно адекватно.
     Как-то очень осторожно и дипломатично он не показал своего разочарования, но дал понять, что такой вариант его не устраивает.
     Это выглядело, не как уклонение от дискуссии, но как дань уважения хозяину дома. Я имею в виду - хозяина дома, в котором происходят переговоры, и не более того.


Суверенитет
- штука очень приятная.

     После многолетних переговоров об объединении, которые между тем нельзя было расценивать, как нежелание России к этому шагу (для дипломатии десять лет - не срок), резкая смена позиции России была для Лукашенко неожиданна и зубодробительна.
     После исторических объятий с Ельциным Лукашенко устойчиво считал себя равновеликим с российским президентом (а значит, и всеми прочими президентами тоже) и соответственно Белоруссию - равновеликой с Россией и прочими некрупными странами, вроде Германии.

     А тут такой афронт!
     Прилюдно посчитали ее доходы и при этом не просто посчитали, а посчитали их маленькими.

     Я даже порадовался выдержке белорусского президента, и мне показалось, что прагматическое понимание ситуации начинает проникать даже в высшие белорусские круги.
     На мой взгляд, некоторое время существовал шанс на создание не химерического союза считающих себя равными океана и пруда, паровоза и велосипеда, зубра и землеройки, а некоторого объединения перечисленных субъектов (и объектов), понимающих свое реальное взаимное положение.

     Мое приятное заблуждение длилось до 12 августа, когда в Белоруссии были снова отключены российские радиостанции "Маяк" и "Юность", а также сокращены объемы вещания телеканалов РТР, НТВ и "Культура".


Вопрос объединения
России и Белоруссии
не будет решен
в желаемые Путиным сроки.

     Кому понадобилось проводить провокационно-недружественный акт непосредственно перед встречей президентов, я не слишком понимаю. Кому-то, значит, нужно.
     Возможно, эти "кто-то" прослышали о радикальном изменении точки зрения Путина и решили таким образом подчеркнуть свою независимость?
     Вполне вероятно.

     Владимир Владимирович поворотил, конечно, круто.
     И сроки назначил утопически близкие. Особенно если сравнивать с длительностью предшествующего вялотекущего периода.

     Чтобы провести референдум в мае будущего года, нужно начинать его подготовку буквально завтра.
     Но мы же теперь живем в демократической стране!
     У нас же Дума на каникулах.
     Она еще месяц отдыхать будет, потом ей надо два-три месяца консультаций по вопросу: нужен такой референдум или нет. Потом... ну, и так далее.

     То же самое в Белоруссии.
     Им еще хуже - они сначала определиться должны, кто они больше - "-русы" или "бело-".

     Суверенитет - это такая штука, что вроде бы он и не дает ничего, а приятно.
     Как честь. В ее средневековом, рыцарском понимании.
     Какой прок от чести? Дивидендов она не приносит, только дополнительные обязательства накладывает: не бей лежачего... и тому подобные.
     Но кто-нибудь хочет прослыть бесчестным?
     Никто не хочет.

     Так же и с суверенитетом.
     Я, кстати, не уверен, что абсолютно честный и справедливый (без подтасовок) референдум в Белоруссии покажет их желание войти в Россию на правах субъекта.
     Это все равно, как первородство продать за чечевичную похлебку... Была, если помните, такая библейская история.

     Поэтому этот вопрос не будет решен в желаемые Путиным сроки.
     Дело не в том, что суверенитет дает какие-то особые свободы и права.
     В конце концов, не имея суверенитета (или имея его только на бумаге) Советская Белоруссия была членом ООН.
     Но что-то я никогда не слышал о каких-нибудь решительных или хотя бы реальных действиях этого члена.

     Слово "суверенитет" определяется словарем как полная независимость государства в своих внутренних делах и внешних отношениях.
     Следовательно, любой договор и тем более любой союз ограничивает суверенитет.
     А поскольку самодостаточных стран нынче не существует, то суверенитет все больше и больше становится величиной ограниченной.
     Но осознание этого - процесс довольно долгий и весьма болезненный.

     На всем постсоветском пространстве вот уже десять лет идет пропаганда суверенитета.
     Часто это бывает очень смешно, потому что это слово употребляется даже без объекта приложения.
     Суверенитет - и все! Чей суверенитет, в чем, для чего? - на эти вопросы никто не только не отвечает, но даже их не ставит.
     Но это - крайний случай.

     Я не ставлю под сомнение суверенитет Белоруссии, но я еще раз хочу подчеркнуть, что осознание реального суверенитета дело длинное и неторопливое.
     И считать, что в течение двух-трех лет страна, десять лет гордящаяся своей независимостью, вдруг пойдет на серьезные ограничения своего суверенитета - утопия.
     Такое понимание придется воспитывать кропотливо, постоянно и настойчиво.

     Не стоит давить на Белоруссию так резко. Белорусы - народ незлобивый, но не нужно их лишний раз обижать.

     Вернемся, однако, от белорусов к их президенту...
     Вернее, к обоим президентам после их переговоров.
     Именно в этот момент - в момент произнесения Путиным Слова о едином Государстве - Лукашенко меня и удивил.

     Он промолчал!

     Борец за суверенитет и независимость, певец особого (хотя и вместе с Россией) белорусского пути промямлил несколько невразумительных слов, а не возразил резко Путину о невозможности такого плана объединения.

     Похоже, что он был в нокдауне.

     И только вернувшись в Минск, он, наконец, изложил свое видение того, каким должен быть союз России и Белоруссии.
     Естественно, Лукашенко считает такой вариант неприемлемым, поскольку "здесь речь не идет о том, чтобы включить Беларусь в состав России как единое целое.
     Такой путь вряд ли будет принят белорусским народом, поскольку предлагается фактически разделить Беларусь на области и уравнять их в правах с областями России. Таким образом, утрачивается суверенитет, что абсолютно неприемлемо".

     У французов это называется, по-моему, "лестничный аргумент". В том смысле, что лучшие аргументы в споре приходят в голову потом. Когда спор кончился, и ты вышел на лестницу.

     У русских эта поговорка звучит несколько более грубо - не маши кулаками после драки.

     Драки между русскими и белорусами никогда не было и, надеюсь, никогда не будет.
     Но дискуссии надо вести за столом переговоров, а не на лестнице.

     А то ведь возникают и вовсе нехорошие домыслы вроде того, что Россия предложила под свой проект объединения некоторые (убыточные для себя) экономические льготы Белоруссии, вот Лукашенко в Москве и слукавил...

     Тоже, конечно, прагматизм, но как-то он не того... не высшего качества.

     Что же касается Союза с Белоруссией, то лично я ничего против не имею.
     Только не надо делать резких движений. И не только для того, чтобы не задевать самолюбия Белоруссии.

     Россия страна большая, и пока еще (после 91-го года) не слишком устойчивая. Как корабль с высоким метацентром.
     И при резких поворотах склонна к опрокидыванию.

     А такой вариант развития событий никому не нужен.


О Белоруссии и Лукашенко:
  Кремлевский очумелец
  СНГ-новости
  Новости дня
  По заголовкам новостей
  Снова новости
  Всякие новости
А также:
другие заметки политичекого обывателя;
оригинальная точка зрения ИМА-пресс.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000