Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
15.08.2002         N 819   

Природа власти
(В.Р. Дольник)

     Виктор Рафаэльевич Дольник,
доктор биологических наук, профессор.
     Полностью статья опубликована в журнале "Природа" № 1 за 1993 год
под заголовком
"Этологические экскурсии
по запретным садам гуманитариев"
.

(Начало)

Прогулка по истории с учебником этологии


     Выяснив в предыдущих частях, как влияют на поведение людей инстинктивные программы, свойственные человеку как биологическому виду, и как пестро и путанно преломляются они в нашем сознании, мы вправе попробовать приложить полученные знания к истории созданных человечеством государств и к тем теориям, которыми пытались объяснить возникновение государств.
     Взгляд с этологической позиции не может быть исчерпывающим или полностью верным.
     Ценность его - в совершенно ином подходе.

Блеск и нищета империй


     У историка и этолога противоположное восприятие мощных автократических и тоталитарных государств прошлого и настоящего.

     Для историка эти многоступенчатые иерархические образования - достижения разума, блестящей организации, гениальных царей и полководцев. Они возвышаются над организацией прочих племен и народов, как египетские пирамиды над барханами песка.

     Для этолога - это примитивные самообразующиеся структуры, просто разросшиеся до гигантских размеров. Их построили не гении, а "паханы".
     Самосборка геометрически совершенных структур бывает и в неживой природе.
     Каждый мог наблюдать, как в насыщенном растворе самособираются красивые кристаллы. Кто не любовался причудливой формой снежинок, образующихся из паров воды в воздухе. У воды есть несколько вариантов (программ) самосборки, и в зависимости от внешних условий образуются разные снежинки.

     В силу инстинктивных программ люди самособираются в иерархические пирамиды, это почти так же неизбежно, как образование кристаллов.
     Если будет задействован весь ряд иерархических программ, люди могут образовать огромную по масштабам, но примитивную по устройству структуру соподчинения - авторитарную империю.
     Эта структура совсем не обязательно самая выгодная для каждого человека и всех вместе или самое эффективное и правильное из того, что люди могли бы создать. Это всего лишь самое простое.
     С этологической точки зрения, образовать автократическое государство - это не подняться на вершину, что требует верно направленных усилий, а скатиться в воронку, для чего можно либо вообще усилий не применять, либо применять их неверно, барахтаться.

     Взгляд неожиданный, но продуктивный.

     "Человек - животное политическое",- написал когда-то Аристотель, знаток животных и создатель зоологии.
     Политическое - это полисное, образующее структуру иерархически оформленного поселения, как муравей - животное муравейниковое, озерная чайка - колониальное, медведь - территориальное, а аист - семейное.

Если подсознание определяет бытие


     Мы познакомились с властью как прямым проявлением иерархических законов.
     Но между людьми есть еще и материальные - отношения.
     Какими они были у предков?
     Для общественных насекомых сложно организованное, с разделением труда, производство пищи и строительство значат все.
     Ничего подобного у приматов нет (человек - исключение). Но некоторые материальные отношения между ними имеются.
     У этих отношений есть инстинктивная основа, и она-то, конечно, сказала свое слово, когда и человек занялся производством материальных благ.

     Старые представления о долгих сотнях тысяч лет коллективных охот на крупного зверя, а с ними и споры гуманитариев о том, как делили предки человека добычу, теперь стали анахронизмом.
     Период Больших Охот был кратким счастливым мигом, его прошло далеко не все человечество, и охотники почти везде вымерли, а не превратились в земледельцев.
     Те более полутора миллионов лет, когда происходила биологическая эволюция предков разумного человека, туши животных не добывали, а находили.
     Как в таком случае поступают звери и птицы в хорошо изученной зоологами саванне, довольно ясно: охраняя тушу от конкурентов, ее быстро разделывают, растаскивают по кускам и съедают, сколько в кого влезет.
     Хранить или таскать с собой недоеденное в саванне будет только идиот. Там даже прайду (устойчивой группе) львов и леопарду не всегда удается уберечь добычу от гиен и гиеновых собак.
     Спрятать ее почти невозможно: грифам и сипам сверху видно все.

     Слабым, ничего не видящим ночью людям (ведь в отличие от старых представлений, мы теперь знаем, что ни костров, ни собак у них не было) подвергнуться из-за остатков туши нападению стай гиен или даже одиночного льва, тоже питающегося чужими объедками, было бы совсем некстати.

     Большие запасы пищи впервые, по-видимому, стали появляться у растениеводческих популяций после сбора урожая.
     В силу мозаичного распределения пригодных для посевов участков и привязанности к ним в таких группах должна была ослабевать оборонительная структура.
     Вот тут-то их, вместе с их собственностью, и могла подмять под себя иерархически сплоченная группа ничего не производящих людей.
     Она могла выступить в роли захватчиков, а могла и в роли добровольно-принудительных защитников от других захватчиков.
     Она могла быть местной, говорящей на том же языке, а могла быть и пришлой.

     С каким же набором врожденных программ люди могли вступить в экономические взаимоотношения?
     Да с тем же, что был у них и их предков всегда.

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000