Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
07.05.2002         N 764   

Природа власти
Иерархия

(В.Р. Дольник)

     Виктор Рафаэльевич Дольник,
доктор биологических наук, профессор.
     Полностью статья опубликована в журнале "Природа" № 1 за 1993 год
под заголовком
"Этологические экскурсии
по запретным садам гуманитариев"
.

(Начало)

Турнирная таблица


     В группе животных, например в стае голубей, после того, как отношения между ними выяснились в стычках, быстро устанавливаются отношения доминирования - подчинения и число и яростность стычек снижается.
     Сначала голуби проводят нечто вроде спортивного первенства, снова и снова пробуя выиграть стычки у каждого противника.
     Преобладание побед над поражениями они ощущают как свое превосходство над другим голубем, а обратное соотношение - как превосходство противника над собой.
     Положение голубей в таблице не остается постоянным, ведь спонтанно возникающая в каждом агрессия побуждает его время от времени кого-нибудь клюнуть или отразить чужой клевок.
     Обычно объективная разница в силе между наиболее агрессивными голубями незначительна, но субъективно для них она очень важна.
     Точно так же разницу в силе игры между Каспаровым и Карповым специалисты по шахматам оценивают как минимальную, но психологический отрыв шахматиста, который занял первое место в турнире, от отставшего на очко - огромный.

Доминантность - это "настырность".



"Власть портит человека;
абсолютная власть
портит его абсолютно".

     Победа в стычках достается необязательно тому, кто сильнее. Она достается тому, кто активно агрессивен: любит навязывать конфликт, много и умело угрожает, а сам сравнительно легко выдерживает чужие угрозы и быстро оправляется после поражения.
     В школе такого парня считают настырным. Ему уступают отчасти потому, что "не охота связываться".
     Мы должны ясно понимать эту особенность доминирования.

Образование иерархической пирамиды.


     Обратимся к голубям.
     Если в группе их мало, между ними установится ряд соподчинения. Побеждающий всех голубь будет доминантом, ниже расположится субдоминант и так далее, до самого низшего ранга.
     Время от времени доминант клюнет субдоминанта (из-за спонтанной вспышки агрессии), тот переадресует агрессию стоящему ниже на иерархической лестнице, и агрессия дойдет до голубя, которому клевать некого, и он переадресует ее земле.
     По цепочке как бы пробежал сигнал. Он ничего не сообщил, просто подтвердил иерархию.
     Но по этой же цепи можно послать и команду. Например, если взлетит доминант, то за ним и остальные.
     А можно посылать и очень сложные команды, как это происходит у людей.

     Теперь возьмем группу побольше.

     Наверху ее опять доминант, но субдоминантом уже может оказаться не один,
а два или три.
     Каждый из них пасует перед доминантом и не боится остальных голубей, кроме двух субдоминантов, над которыми не удается добиться ощутимого перевеса. Под субдоминантами может быть еще большее число голубей.
     Так образуется иерархическая пирамида.
     Ее нижний слой составляют голуби, пасующие перед всеми. Это "подонки".
     Их, конечно, очень жалко, но затюканная жизнь сделала их малоприятными. В них накоплена большая нереализованная агрессивность, скрываемая заискивающим поведением перед вышестоящими голубями.

     Группа предоставленных самим себе людей собирается в подобную иерархическую пирамиду.
     Это закон природы, и противостоять ему нельзя.
     Можно лишь заменить самосборку на зоологическом уровне построением, основанным на разумных правилах.

Кто на вершине пирамиды?


     Этологов очень интересовало, что за личности образуют вершину пирамиды.
     Оказалось, что, помимо агрессивности, способности легко выдерживать чужой прессинг и быстро оправляться от поражения, все остальные качества могут быть у доминанта любыми.
     Он может быть и сильным физически, и слабым; и злопамятным, и отходчивым; и сообразительным, и туповатым; и заботиться о возглавляемой им группе, и быть к ней равнодушным.
     Способность же выдерживать прессинг не всегда врожденная, зачастую она связана с удачными обстоятельствами.

     Этологи любят изучать иерархию на молодых петухах, которые очень агрессивны и устанавливают иерархию очень быстро.

     В одной работе самого жалкого из забитых петушков из каждой группы ловили, приклеивали ему на голову огромный красный гребень из поролона - символ высокого иерархического ранга - и пускали обратно в загон.
     Петушок не знает, что у него на голове, и поначалу ведет себя по-прежнему забито. Но подбегающие клюнуть его петушки, видя огромный гребень, пасуют.
     Раз за разом обнаруживая их неуверенность, петушок надувается, поднимает голову, выпячивает грудь и шаг за шагом восходит на вершину иерархической лестницы без чьего-либо сопротивления.
     Пройдет несколько дней, снимут с него гребень, и он скатится на дно пирамиды.

     В сходных опытах естественным доминантам заклеивали пластырем их прекрасные гребни, и, невзирая на все свои качества, они оказывались на дне.

     Петухи, "назначенные" экспериментаторами в доминанты со дна, оказываются более жестоки, чем естественные доминанты, так как они трусливее и поэтому больше терроризируют подчиненных.
     Изменяя у доминантного петуха размер гребня, можно дозировано менять полноту его власти.
     Оказалось, что чем больше экспериментаторы дают ему власти, тем агрессивнее он себя ведет и тем больше тиранит подчиненных.
     Если же гребень не дает власти и петух вынужден отражать атаки субдоминантов, обстановка в группе самая спокойная.
     Некогда было сказано: "власть портит человека; абсолютная власть портит его абсолютно".
     Подбирая гребни по размеру, подобно числу звезд на погонах, этологи могут за неделю построить модель армейской структуры (или церковной иерархии) и смоделировать ее эволюцию при тех или иных заданных построениях и качествах назначаемых "офицеров".
     Много чего такого знают и умеют этологи в изучении власти, что сделало запрещение этологии в тоталитарных обществах любого типа неизбежным.

     Нацисты и коммунисты не потому преследовали этологию, что этологи человеконенавистники, а потому, что они безжалостно анатомировали механизм возникновения тоталитаризма.

     Неужели, "кто палку взял, тот и капрал"?
     К сожалению, это так.
     Верить в то, что тот, кто сам захотел власти над нами, делает это для нашей пользы, или утверждать, что нам безразлично, кто придет к власти, - недопустимая роскошь.

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000