Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
04.03.2002         N 727   

Иван Иванович Панаев


     Иван Иванович Панаев (1812-1862), литератор и беллетрист, фельетонист и пародист, очеркист и романист, сатирик и переводчик известен современному читателю главным образом как мемуарист.
Иван Панаев,
современник Пушкина
(1840-е годы)
     Его деятельность пришлась на время, когда Тургенев, Гончаров, Герцен, Салтыков (Щедрин), Григорович, Достоевский, Писемский только вступали в свое литературное поприще.
     С некоторой натяжкой (а может быть и без оной) можно сказать, что он был одним из тех, кто формировал их литературные вкусы и пристрастия.

     А почему бы и нет?
     Писатели, в том числе и великие, познают жизнь не только в разговорах с крестьянами, разночинцами, студентами, солдатами, кухарками и полководцами, но во многом - из прессы, в которой пишут их менее удачливые собратья по перу.
     А Панаев практически всю свою сознательную жизнь сотрудничал в "Московском наблюдателе" Белинского, "Отечественных записках", "Современнике"...
     И не просто сотрудничал, а активно печатался в самых разнообразных жанрах.

     Специалисты утверждают, что даже самая придирчивая проверка его воспоминаний показывает, что они много точнее в фактах, чем у других, и в то же время написаны ярким и живым языком.
     В его "Литературных воспоминаниях" действительно предстают вполне живыми патриархи и легенды русской литературы начала XIX века - Н.Кукольник, Булгарин, Греч, Сенковский, Воейков, Полевой, Загоскин, Бенедиктов, Каратыгин и другие.

Иван Иванович Панаев,
современник Чернышевского
(1850-е годы)
     Над его могилой на Литераторских мостках (кладбище в Петербурге) по агентурным сведениям III отделения предполагал произнести надгробную речь сам Чернышевский, к тому времени признанный идейный вождь революционных демократов, но воздержался, поскольку "на кладбище было много чужих ушей".

     Такое (хотя и не воплощенное) желание Чернышевского само по себе многое говорит нам о воззрениях и значении Панаева.
     Правда, самому Чернышевскому его неожиданное благоразумие не помогло, и через несколько месяцев его все-таки арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. Спустя еще три года его осудили на семь лет каторги и вечную ссылку на Вилюй.

     Еще шестью годами позднее Герман Александрович Лопатин самым серьезным образом готовил побег Чернышевскому и даже выехал для этого в Сибирь, но в Иркутске был арестован, после чего ему пришлось бежать самому. Это был не первый и не последний его арест и побег.
     Но в конце концов за попытку воссоздать разгромленную царизмом "Народную волю" его в 1884 году арестовали в очередной раз и навечно заточили в Шлиссельбургскую крепость.

     К счастью, в России не бывает ничего вечного, и Лопатин был освобожден во время революции 1905—07 годов. Но здоровье его было сильно подорвано, и он отошёл от политической деятельности.
     ("Вечная" ссылка в Сибирь для Чернышевского закончилась несколько раньше: в 1883 году он был переведён в Астрахань под надзор полиции, а в июне 1889 года получил разрешение жить на родине, в Саратове).

Герман Лопатин,
друг Карла Маркса
     Лопатин (кроме того) остался в истории российского революционного движения, как член Генерального совета 1-го Интернационала, личный друг Карла Маркса и первый переводчик его "Капитала" на русский язык, а также автор русского термина "прибавочная стоимость".

     Если вспомнить, что теперь у нас только ленивый не пинает создателя "Капитала", то в отличие от Шекспира "связь времен" от современника Пушкина и публициста Ивана Ивановича Панаева до современного журналиста и члена какого-нибудь общества "Независимые журналисты за независимую свободу слова независимых журналистов" не только не прервалась, но утолщилась и укрепилась.

     И это - отрадно.
     Ибо у рефлексирующего Гамлета на зыбкой датской почве крыша поехала пратически без всяких социальных катаклизмов, а русского человека не способен сбить с панталыку никакой социалистический реализм.

     Вернемся поэтому во глубину веков, к Ивану Ивановичу...

(Продолжение)


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000