Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
22.02.2002         N 722   

Софизмы и парадоксы


     Аристотель называл софистику не действительной, а кажущейся, мнимой мудростью.
     Софистика произрастает на искаженном понимании подвижности вещей, используя гибкость отражающих мир понятий.
     Вот один из древних ее образчиков.
- Знаешь ли ты, о чем я хочу тебя спросить?
- Нет.
- Знаешь ли ты, что добродетель есть добро?
- Знаю.
- Вот об этом я и хотел тебя спросить.
     Софизм обескураживает: дескать, возможны положения, когда человек не знает того, что он хорошо знает.
     С другой стороны - хорошо было в древности! Все знали, что добродетель есть добро, и не сомневались в этом.

     Посмотрите телевизор: в современном мире даже понятие такое - добродетель - прочно забыто.
     Справедливость наводится такими методами, что порой задумываешься: а может быть и черт бы с ней, с такой справедливостью?
     Потому что в погоне за каким-нибудь мелким жуликом вдребезги разбивается два десятка автомобилей, взрывается парочка строений, обрушивается железнодорожный мост и затапливается небольшая флотилия кораблей.
     О тех, кто разбился в этих автомашинах, сгорел на пожарах и утонул в пароходах, никто не вспоминает.
     Не говоря уж о том, что все это - чье-то имущество, а, следовательно - убытки для совершенно непричастных к погоне (и даже - сюжету) людей.

     Но вернемся к софизмам.

     Некий Эватл брал уроки софистики у философа Протагора на условии, что плату за обучение он внесет, когда, после окончания обучения, выиграет свой первый процесс.
     Но окончив обучение, Эватл и не думал браться за ведение процессов. Вместе с тем считал себя свободным и от уплаты денег за учебу.
     Тогда Протагор пригрозил судом, заявив, что в любом случае Эватл будет платить.

     Если судьи присудят к уплате, то по их приговору, если же не присудят, то в силу договора. Ведь тогда Эватл выиграет свой первый процесс.
     Но Эватл был хорошим учеником. Он возразил, что при любом исходе дела он платить не станет.
     Если присудят к уплате, то процесс будет проигран и согласно договору между ними он не заплатит. Если не присудят, то платить не надо уже в силу приговора суда.
     Чем кончился спор, история умалчивает.

     А вот софизм - песенка английских студентов.

Чем больше учишься, тем больше знаешь.
Чем больше знаешь, тем больше забываешь.
Чем больше забываешь, тем меньше знаешь.
Чем меньше знаешь, тем меньше забываешь.
Но чем меньше забываешь, тем больше знаешь.
Так для чего учиться?
     Не философия, а мечта лентяев!

     Широко известный (я его встречал в Интернете не менее десятка раз) российский анекдот является прямым переложением этой песенки на национальную специфику.

Чем больше я пью, тем сильнее у меня дрожат руки.
Чем сильнее у меня дрожат руки, тем больше я проливаю.
Чем больше я проливаю, тем меньше я пью.
Таким образом, чем больше я пью, тем меньше я пью.
     Это уже не просто софизм, а прямой парадокс.

     Парадокс столь же древен, как и софизм.
     Например, парадокс лжеца.

Истину или ложь утверждает человек, который говорит "я лгу", и больше ничего не говорит?
С одной стороны, он лжет, поскольку заявляет об этом.
А с другой стороны, если он лжет и говорит, что лжет, значит, он утверждает истину.
     Дать бы ему по сусалам, чтобы не морочил честной народ!

     Вообще, имеется немало разновидностей этого парадокса. Вот, к примеру, вариант Эвбулида:

Критянин Эпименид сказал:
"Все критяне лжецы".
Эпименид сам критянин.
Следовательно, он лжец.
     Но если Эпименид лгун, тогда его заявление, что все критяне лгуны - ложно. Значит, критяне не лгуны. Между тем Эпименид, как определено условием, критянин, следовательно, он не лгун, и поэтому его утверждение "все критяне лгуны" - истинно.

     Я думаю, что моя замечательная мысль "дать по сусалам" много раньше пришла в головы многим критянам, и они успешно воплотили ее в жизнь. Точнее, в жизнь Эпименида.
     Тем более, что с его стороны имелась прямая попытка опорочить население целого острова.
     Но про это история тоже умалчивает.

     Широко известен также парадокс Б. Рассела. Его часто называют "парадоксом парикмахера".

В некой деревне, где жил единственный парикмахер-мужчина, был издан указ:
"Парикмахер имеет право брить тех и только тех жителей деревни, которые не бреются сами".
Спрашивается, может ли парикмахер брить сам себя?
     Как будто не может, поскольку это запрещено указом.
     И вместе с тем, если он не бреет себя, значит, попадает в число тех жителей, которые не бреются сами, а таких людей парикмахер имеет право брить.

     Так и представляется мне педантичный и до мозга костей законопослушный, но небритый немецкий парикмахер, мучительно размышляющий над этой задачей.
     Кстати сказать, сам Рассел был англичанином, и, изобретая свой парадокс, тоже, скорее всего, руководствовался легендами о немецкой педантичности.

     Чем закончились размышления незадачливого парикмахера, да и самого Рассела, мне неизвестно.
     У ученых есть такое свойство: поставят в тупик все человечество, а потом целое поколение или даже несколько поколений с трудом из него выбираются.
     Проявляя чудеса изобретательности и изворотливости.

     "Когда опыт кончается неудачей, начинается открытие" - так сказал известный немецкий изобретатель XIX века Р. Дизель, которому человечество обязано высокоэкономичными двигателями внутреннего сгорания.
     А он-то был, без сомнения, знатоком своего дела. И обязательно - педантом.

     Потому что только педант мог полтора десятка лет усовершенствовать свой двигатель, первый экземпляр которого сделал всего семь оборотов.
     Не семь оборотов в секунду, а семь оборотов за все время своей эксплуатации.

     Зато теперь, как мне кажется, общее число оборотов всех дизельных двигателей на Земле приближается к числу атомов во вселенной.

     А число софизмов и парадоксов остается почти тем же самым, что и в древние времена.
     Наверное, потому, что трудолюбивых Дизелей в истории человечества было все-таки значительно больше, чем хитроумных Протагоров, скупых Эватлов и клевещущих Эпименидов.

     И это обнадеживает.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000