Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
16.01.2002         N 703   

Древнеегипетское сказание


     Очень хотел некий Хати, чтобы сын его, Пени, учился быть писцом. И, пока добирались они до столицы, поучал мальчика:

     - Нет на свете ничего более выгодней и почетней, чем должность писца. Кто поймет эту истину, тот станет подобен птице в небе.
     Поверь мне!
     Уж я-то насмотрелся в жизни на разные ремесла, и ни одно из них не могло по выгодности равняться с ремеслом писца.
     Не слышал разве древнюю мудрость: "Писец в столице, как мышь в амбаре - никогда с голоду не умрет?"

     Да, превыше всех искусств искусство письма! Верю, что немало придется попотеть, покуда освоишь до тонкости это ремесло, но, как научишься отменно писать, так и станешь господином - никто не сравнится с тобой.
     Взгляни ты на разные ремесла, и сразу поймешь преимущества работы писца.

     Взгляни на скульптора, гравера, резчика. Что за мучения несет их труд! Руки ноют от усталости, глаза слезятся, вечный кашель, хрип в груди, не разгибается спина от напряженной позы.
     Ничуть не лучше работы купца, везущего на барке вниз по Нилу разные товары. Пока доедет он до дельты - весь искусан комарами, устал как осел, измучен поклажей.

     А что за муки терпит строитель, вынужденный лазить по стенам, подобно обезьяне. Рваный, грязный, в синяках.
     Немало страдает и садовник, надрывающий свой пуп, таская на себе мешки с землей и сосуды с водой для полива.
     Тяжко приходится ткачу, с утра до вечера склоняющемуся над станком.
     В вонище проводит жизнь красильщик, от которого исходит такой смрад, что все сторонятся его.
     Рыболова то и дело подстерегает крокодил.

     Зато что за чудная работа у писца! Нет писца, не имеющего ежедневных подарков, а сколько чести в его труде! Только не зевай и не ленись, покуда будешь обучаться в школе, ведь даже обезьяну, птицу можно многому научить.
     Ты же - человек!
     Когда же станешь ты учиться, сторонись таких приятелей, кто шлындает по тем местам, где подают вино и пиво. Стоит только увлечься зельем, как станешь ты похожим на корабль со сломанным рулем, на хромоногого осла, на топор без топорища. Гнусней нет зрелища, чем сидящий с девками юнец, пропахший пивом, распустивший слюни, глядя на их нагую срамоту! Погибший человек!

     Если не станешь учиться прилежно, то быть тебе простым крестьянином. А что может быть ужасней участи такой? Только и гляди, чтобы половину урожая не сожрали черви, а другую - не потоптали бегемоты. Гоняйся за воробьями, портящими посев, мышами, саранчой. А скоро явятся и сборщики налогов. Если не заплатишь, то палками побьют, вниз рожей бросят в яму с нечистотами.

     Зато взгляни-ка на писца!
     Его никто не станет бить - напротив, он будет с листом папируса стоять и наблюдать за тем, как потрошат других, да насмехаться. Налоги писцу незнакомы!

     Может быть, ты скажешь, что тебе приятна участь воина? Отнюдь!
     Побывал бы ты в казарме. Там смрад, нечистота, там лупят палкой беспрерывно. Но вот пошли в поход, так ведь редкий осел вытерпит мучения, выпавшие на плечи воина в походе. Кругом опасности, болезни, так что назад, в Египет, он возвращается полумертвецом. Не позавидуешь!

     Да, сынок, если послушаешь меня и выучишься на писца, то станешь благодарить отца всю свою долгую и счастливую жизнь.
     Писец в Египте,- меня никто не слышит? - поважнее фараона.


     Да...
     С той поры прошло всего-навсего пять тысяч лет...
     А что изменилось?
     Разве что крокодилов и бегемотов у нас поменьше, да папирус заменили бумагой.
     Еще фараон теперь называется по-другому, и писец тоже переименован в чиновника...

     А все остальное - то же самое.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2002
Designed by Julia Skulskaya© 2000