Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
28.11.2001         N 673   

"Мертвые души"


(Начало)
     "В ворота гостинницы губернского города NN въехала довольно красивая рессорная небольшая бричка..."
rubricon
Первое издание
     Означенный губернский город предусмотрительно зашифрован иностранными буквами, дабы не было убытку жителям, его заселяющим, но вскоре автор дает некоторые наметки на его местоположение.

     "Вишь ты, - сказал один другому, - вон какое колесо! что ты думаешь, доедет то колесо, если б случилось, в Москву или не доедет?" - "Доедет", - отвечал другой. "А в Казань-то, я думаю, не доедет?" - "В Казань не доедет", - отвечал другой. Этим разговор и кончился."

     Внимательный читатель, прочитавший уйму литературы того жанра, на который я намекал ранее, сразу же сделает правильный вывод: город NN находится ближе к Москве нежели к Казани.

     Провинция, конечно, но не столь уж и глухая: до первопрестольной не так и далеко.
     Где-то я читал недавно, что новейшие изыскания дают возможность полагать, что под названием NN скрывается Вологда.
     Доказательств этого я не помню, но определенная логика в этом есть: ехал Павел Иванович по своим делам с севера на юг, огибая Москву скорее всего с востока, поскольку западные мужики взяли бы себе за ориентир не Казань, а какой-нибудь другой город.

     (Замечу в вкобках, что из приведенного диалога можно сделать и другой вывод: по своим удивительным делам проехал Павел Иванович по губернским дорогам расстояние большее, чем до Москвы, но меньшее, чем до Казани.
     Ибо, когда пришла ему пора в спешном порядке город NN покидать, выяснилось, что колесо-то починки требует:
     "шину нужно будет совсем перетянуть, потому что теперь дорога ухабиста, шибень такой везде пошел...")

     Затем любезный Павел Иванович поистине очаровал всех жителей города NN и начал разъезжать по губернии, скупая товар весьма странного свойства.
     Его товарные интересы озадачивали помещиков, приводили в замешательство чиновников, вызывали слухи, сплетни, домыслы, которые в конце концов и привели к форменному бегству его из города.
     В то же время мотивы поведения и необходимость сделок подобного рода автором тщательно замалчивались и оставались полной тайной и для читателя.

     Разгадку поведения Чичикова Гоголь дает за пять страниц до окончания поэмы.

     Итак, в каком жанре написаны "Мертвые души"?
     Догадались?

     Конечно!
     Это - детектив!

     Настоящий, классический детектив со всеми атрибутами и признаками лучших образцов этого жанра.

     В нем есть все, что полагается детективу:
  а) обаятельный аферист, пользующийся, как теперь принято говорить, несовершенством законодательства;
  б) покойники; покойников, правда, никто специально не убивал, сами померли, но зато их количество наверняка превышает количество трупов в последних, самых крутых детективах современности;
  в) соучастники, желающие получить свою выгоду, продавая покойников по сто рублей за душу (Собакевич);
  г) свидетели, становящиеся соучастниками из благодушия, вроде Манилова;
  д) проницательный почтмейстер (будущий инспектор Лейстред), сразу распознавший в Чичикове легендарного разбойника - однорукого и одноногого капитана Копейкина;
  е) недалекая, но себе на уме старушка Коробочка, которая, сама того не желая, подтолкнула следствие к разгадке (будущая мисс Марпл);
  ж) и множество других персонажей, которые впоследствии выросли и перевоплотились в известных героев детективных рассказов, романов и повестей...
     Есть даже и погоня, не совсем погоня, но все-таки стремительное бегство Чичикова на самом совершенном транспортном средстве тех времен:
     "а привстал, да замахнулся, да затянул песню - кони вихрем, спицы в колесах смешались в один гладкий круг, только дрогнула дорога, да вскрикнул в испуге остановившийся пешеход..."

     А теперь скажите, какое может быть продолжение у законченного детектива?
     Практически никакого.

    Для продолжения нужно:
  1. или старое жульничество в новых обстоятельствах;
  2. или новое жульничество старого героя;
  3. или новое жульничество нового героя.
     По первому пункту мне вообще ничего не приходит в голову.
     Какое может быть старое жульничество при других обстоятельствах?
     Жульничество на то и жульничество, что обыгрывает именно те обстоятельства, в которых оно родилось.
     Можно было, конечно, попробовать послать Чичикова в Америку покупать "мертвые души" рабов, но эта идея ни в какие ворота не лезет: там, надо полагать, были собственные хитрецы и собственные методы одурачивания окружающих.

     По второму пункту вспоминатся единственный персонаж - Остап Бендер.
     Но и тот, несмотря на знание четырехсот способов "относительно законного отъема денег", стал героем всего-навсего двух замечательных романов.
     То есть и эта методика имеет существенные ограничения для написания продолжений.

     Неудивительно, что главным героем детективов стал в конце концов не жулик и не проходимец, а следователь.
     Имея всего-навсего одного героя (Ната Пинкертона, Шерлока Холмса, мисс Марпл, Анастасию Каменскую и прочая, и прочая, и прочая...) можно крутить вокруг них десятки и сотни однообразно-разнообразных представителей преступного мира.
     Что сейчас и происходит.

     Так что если рассматривать под этим углом Поэму-Детектив Николая Васильевича Гоголя, то замысел второго тома рассыпается мгновенно. Стоит только правильно сформулировать задачу.

     Дело только в том, что сто шестьдесят лет назад эту задачу нельзя было сформулировать правильно.
     Хотя Гоголь подошел к этому очень близко.

     "Предмет "Мертвых душ", - писал он в одном из своих писем, - пока еще тайна, которая должна была вдруг, к изумлению всех (ибо ни одна душа из читателей не догадалась), раскрыться в последующих томах..."

     Трудно сказать, что он имел в виду. Это письмо было написано, когда первый том был готов уже к печати, и Гоголь работал над вторым томом.
     Похоже, что мысль о тайне, которую от так опрометчиво раскрыл в первом томе, пришла к нему слишком поздно.
     Никакой другой тайны он не сумел выдумать и поэтому направил свои мысли на проповедь самосовершенствования, которую и пытался провести в продолжении "Мертвых душ".

     Но задача эта оказалась не по силам ни ему, ни всей последующей русской литературе...

(Продолжение)


Букволюбие и буквомания


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000