Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
14.11.2001         N 663   

Арабская аномалия
(политические интриги)


(Начало)
     Хотя идеологические и политические выгоды (или потери) довольно близки и зачастую пересекаются, я позволю себе разделить их и рассмотреть сначала выгоды политические.

     Для арабских стран политические выгоды от этого теракта можно назвать таковыми только весьма условно.
     Строго говоря, единственной здравой мыслью возможного политического приобретения арабов на фоне совершенно очевидных потерь оказалась мысль о возможном будущем объединении арабских стран в единое государство.
     Неизвестно, посетила ли эта идея самих арабов или она задним числом пришла в головы западных обозревателей.
     Неизвестно также была ли она в действительности исходной идеей сентябрьской провокации, если она все-таки зародилась в арабских головах.

     Но мне эта идея кажется довольно искусственной и неоправданно усложненной выдумкой западных политологов.
     Во-первых, к идее объединения множества разнообразных стран, к тому же раздираемых непримиримыми внутриконфессионными противоречиями, должен придти не один человек, и даже не одно государство - только тогда голая идея сможет обрести перспективу.
     Во-вторых, выбран слишком извилистый путь для ее воплощения: путем жестокого террористического акта усилить ненависть Запада к Востоку, чтобы, подпитываясь ею, начать (только начать!) работу по консолидации арабов - это крайне долгая, сложная и ненадежная дорога, чтобы ее можно было бы успешно пройти в обозримые сроки.

     Конечно, восточное коварство многократно живописуется в западных легендах и пословицах, но одно дело - сказочное коварство сказочного турецкого султана, а другое - политическая многоходовка для получения реальных выгод.
     Реальные политические выгоды нужны сразу и сейчас буквально всем.
     Ни политики Запада, ни политики Востока, ни политики Юга, Севера и Пятого Измерения (если они там есть) не будут затевать политических интриг в расчете на получение результата через двести-триста лет.

     Таким образом, этот гипотетический политический выигрыш арабов в настоящее время отсутствует: вопрос об объединении арабских стран еще и не пришел им в голову, но зато срочно поставлен и постепенно решается (и есть надежда, что будет решаться и дальше) вопрос антитеррористического объединения неарабских стран.

     Это ничего, что военные действия Америки в Афганистане практически не поддерживаются странами антитеррористического блока.
     Они ими и не осуждаются - это важнее.

     Все понимают, что решение Америкой вопроса "что делать" происходило в состоянии такого болевого шока и истерической взвинченности, что практически не оставляло ей никакого выбора.
     Америка не могла просто так снести демонстративную пощечину и засучила рукава для драки. Однако ее противником оказался не медведь, а пчелиный рой, и чем кончится начатая драка сказать сейчас трудно.
     Скорее всего, ничем существенным.

     Англия и Россия (страны, которых вопрос сепаратистского терроризма наиболее донимает) решительно встали на сторону обиженной Америки, но более на словах, чем на деле.
     НАТО проявило изумительную гибкость, даже странную для прямолинейного мышления военного блока, и практически избежало непродуманных заявлений и обещаний.
     Исламские страны осторожно поманеврировали, но тоже на обострение конфликта не пошли.
     Исламабаду, судя по всему, просто выкрутили руки и поставили на грань гражданской войны. Или религиозной, что сейчас не имеет существенного значения.

     А решительная поддержка военной акции Соединенных Штатов со стороны Узбекистана принципиальной роли не играет. Естественно, что США попытаются использовать Узбекистан, как плацдарм для наземной операции.
     Но памятуя о том, что крупные потери для США неприемлемы, и это ограничит численность войск их "ограниченного контингента", а также о том, что талибы перед потерями, наоборот, не останавливаются, военная удача может быть весьма переменчивой.
     Следовательно, государствам, сопредельным с Узбекистаном, было бы желательно существенно усилить свои границы.
     На всякий случай.

     Прямолинейный, малоаргументрованный и преследующий неглавные, тактические цели и сомнительные политические выгоды военный ответ Америки на прямую провокацию неизвестных террористов в определенной степени можно объяснить... неготовностью США жить в однополярном мире, который они с такой настойчивостью создавали последние тридцать лет.
     Исчезновение с геополитической карты мира "любимого врага" в лице СССР, который явным и неявным образом стимулировал их движение вперед, попросту лишило Соединенные Штаты смысла своего существования.

     Отсюда происходят их военные метания последнего десятилетия: "наказание" Саддама Хусейна и тут же еще более нелепое "наказание" Милошевича (а по сути дела, поддержка единоверцев Хуссейна - албанцев-мусульман).
     Но поддержка маленького, но гордого балканского народа не была замечена исламским миром, и он (будем считать, что он) преподнес США "подарок" - повод для конфронтации с большим и сильным врагом.

     Бин Ладен своим чудовищным терактом за один день восстановил американское восприятие мира и понимание американцами роли Америки в этом мире, миссия которой - борьба со злом.
     Именно поэтому Америка так охотно поддалась на провокацию террористов, но именно поэтому уже через месяц после начала военных действий Буш ограничил их масштаб выделенными сорока миллиардами долларов.

     Америке не нужна скорая и окончательная победа, ей нужен постоянный и долгосрочный миф о ее предназначении в Истории.

     Это - довольно сомнительное политическое приобретение, поскольку, хотя среди мифов бывают и долгожители, но рано или поздно они рушатся, погребая под своими обломками вполне реальные государства. И чем дольше живут мифы, тем разрушительнее бывают последствия.

     Таким образом, политических выгод долгосрочного характера Америка тоже не приобретает.

     Существенного политического выигрыша не приобретает и Англия.
     Несмотря на то, что у нее в определенной степени становятся развязаны руки в борьбе с собственным (внутригосударственным) терроризмом, но различие религиозных взглядов государства и террористов не столь велико, чтобы можно было решать проблему тотальным военным путем.
     А все другие меры и средства воздействия и увещевания Англия использует уже несколько десятков лет.
     С переменным успехом.

     Несколько лучшее положение у России. Но тоже не слишком хорошее.
     С одной стороны, появляется моральное оправдание покончить с чеченским нарывом с помощью решительной хирургической операции.
     Но с другой стороны - она получает долговременную, постоянную и очень реальную опасность получить удар прямо в солнечное сплетение.
     Если укрепление и защита границ от проникновения воинственных исламистов на Кавказе (при допущении, что они в Чечне будут ликвидированы с помощью каких-то сверхрешительных мероприятий) осложняется хаотическим горным рельефом с наличием огромного числа тайных троп, то создание хорошо укрепленных границ с республиками Средней Азии можно сравнить с сооружением Великой Китайской стены.
     Просто по масштабу работ.

     Кроме того, бывшие среднеазиатские республики, а ныне - государства, в глубине души будут надеяться, что отстоять им их собственный суверенитет поможет Россия, но с другой стороны, в силу определенного этнического родства с афганскими народностями, возможное завоевание их со стороны арабов все-таки не будет отождествляться с их ликвидацией как наций.

     Таким образом, практически всю военно-политическую шумиху последнего месяца можно рассматривать как рекламно-политическую акцию, призванную выжать как можно больше дивидендов из сложившейся ситуации.

(Продолжение)


Американская трагедия


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000