Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
23.10.2001         N 649   

Ссора в таверне


     "- Итак, клянусь рогами Вакха-Диониса, даешь нам или нет эти проклятые битки!"

     Так, по мнению Рафаэлло Джованьоли изъяснялись люмпены древнего Рима.

     Мне этот диалог почему-то напомнил оперу: пока один из спорщиков не споет свою арию, второй послушно ждет своей очереди.

     Вторая ассоциация: "мыльные оперы" (опять оперы!) - тамошние персонажи тоже говорят строго по порядку, неподвижно стоя на своих местах и сильно размахивая руками.

     Притом "аристократы" мыльных опер имеют привычку повторять одно и то же по нескольку раз:
     "Я буду, дорогая Лукреция, заботиться о нашем ребенке, я буду заботиться о нем, заботиться, как родной отец, и даже лучше родного отца.
     Ты, обожаемая Лутенция, никогда не пожалеешь, что позволила мне заботиться о нашем ребенке, потому что я буду заботиться о нем, не смыкая глаз и забывая про еду и питье...
     Я, несравненная Дороха - пардон! - несравненная Луперция, буду заботиться о нем каждый день, и каждый час, и каждую минуту, и каждую секунду, и каждую миллисекунду, и каждую микросекунду, и каждую пикосекунду..."
     Ну и так далее...

     Впрочем, по мнению современников Джованьоли, в старину жизнь текла значительно медленнее, чем даже в неторопливом девятнадцатом веке.

     Несколько далее в том же "Спартаке" читаем, что в результате короткой стычки, которая продолжалась около четырех часов, Спартак, потеряв сотню гладиаторов, стремительно отступил в лагерь.
     "Более пятнадцати дней Спартак ждал, что неприятель, воодушевленный этим легким успехом, перейдет в наступление, но тщетно! Орест был не из тех, кого легко завлечь в засаду".

     За две недели даже в пешем строю можно пройти километров триста-четыреста, то есть трижды пересечь всю Италию поперек.

     Но дело даже не в этом.
     У Спартака (по словам Джованьоли) была в этот момент под началом трехтысячная конница.
     Это ж одного фуража сколько надо!
     И для чего?
     Для тщетного ожидания не менее неторопливого противника...

     Но вернемся в наш древнеримский кабачок.

     "- Итак, клянусь рогами Вакха-Диониса, даешь нам или нет эти проклятые битки! - заревел громовым голосом старый гладиатор, лицо и грудь которого были сплошь покрыты шрамами.

     - Закладываю сестерцию, что Лувений принес ей с Эсквилинского поля немного мяса, выброшенного в пищу воронам. Не иначе как из него она готовит свои адские битки! - вскричал нищий, сидевший возле старого гладиатора.

     Грубый громкий хохот последовал за этой грубой шуткой нищего, симулировавшего болезнь, которой он вовсе не страдал. Лувению - низкого роста, неуклюжему и толстому могильщику, на красном, грубом лице которого, усыпанном волдырями огненного цвета, было написано лишь выражение тупого безразличия, шутка нищего не понравилась.
     Он вскричал в ответ хриплым голосом:

     - Как честный могильщик клянусь, ты должна была бы, Лутация, в биток, приготовленный для этого негодяя Велления (таково было имя нищего), постараться вложить мясо быка, которое он нитками привязывает к своей груди, чтобы подделывать язвы, когда их у него вовсе нет, и таким образом обкрадывать граждан, у которых слишком чувствительное сердце.

     Новый взрыв непристойного смеха раздался при этих гнусных словах.

     - Если бы Юпитер не был лентяем и не спал так крепко, ему бы не грех потратить одну из своих молний, чтобы испепелить могильщика Лувения, этот зловонный бездонный мешок.

     - Клянусь черным скипетром Плутона, я кулаками устрою на твоей варварской роже такую язву, которая тебе даст право молить людей о сострадании! - вскричал могильщик, в бешенстве подымаясь с места.

     - Ну, подойди, подойди, дурак! - громко произнес Веллений, вскочив в свою очередь и сжав кулаки. - Подойди, чтобы я тебя послал к Харону и, клянусь крыльями бога Меркурия, что я от себя прибавлю монету, которую вложу тебе между твоими грязными волчьими зубами.

     - Перестаньте вы, старые клячи! - зарычал Кай Тауривий, огромного роста атлет из цирка, страстно желавший поиграть в кости деревянными фишками,- Перестаньте или, клянусь всеми богами Рима, я вас схвачу да тресну друг о друга так, что раздроблю ваши изъеденные червями кости и сделаю из вас трепаную мочалку!"

     Да.
     Этих бы древнеримских люмпенов да в наши "интеллигентские" форумы.
     "Словесности" поучить...


Архивы "Заневского Летописца"
О литературе и около литературы


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000