Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
22.10.2001         N 648   

"Люди как боги"


     В шестидесятых годах двадцатого века в советскую литературу неожиданно ворвалась целая группа непрофессиональных писателей.
     Притом половина из них - в фантастику.

     Просто на память, не заглядывая в записные книжки, я могу назвать следующие фамилии: физики Емцев и Парнов, летчик-испытатель Галлай, хирург Амосов, инженеры Анчаров и Варшавский, мореход Конецкий, врач Ю. Крелин, некие Жуховицкий и В. Санин.
     Несколько позже к ним присоединился инженер Житинский, ныне известный человек, руководитель большого сетевого литературного объединения.
     Некоторые из них написали по одной или по две книжки (как правило, вполне приличных) и продолжили свои основные занятия.
     Другие оказались весьма плодовиты и даже популярны, что не улучшило их невеликие литературные дарования.
     Третья часть поменяла свое жизненное местоположение, перейдя с полочки технической деятельности на полочку литературного труда (выражение Житинского).

     Был еще один писатель-однодневка по фамилии то ли Юров, то ли Юрьев, который написал (сорок лет назад!) незатейливую повесть о проблемах клонирования.
     Незатейлива она была и по форме, и по сюжету, и по продуманности последствий клонирования - и, тем не менее, даже при таких недостатках была намного логичнее истерических воплей современных СМИ об этой проблеме.

     Примерно в то же время еще один инженер, вошедший в историю советской фантастики под именем Сергей Снегов (думаю, что это его настоящее имя), написал и издал свою фантастическую повесть "Люди как боги".

     Критика и читатели приняли повесть хорошо.


" Там земляне сталкиваются со зловредными супостатами... "

     Критики отмечали, что в уэллсовское название влито, так сказать, новое (оптимистическо-коммунистическое) содержание, которое подчеркивает преемственность классической фантастики и в то же время показывает, что раскрепощение человека от изнурительного капиталистического труда позволяет ему (человеку) шире развивать свои способности, глубже проникать во взаимосвязь явлений и создавать на досуге литературные произведения, которые можно классику и противопоставить.

     (Иной раз такие длинные предложения получаются, что пока до конца дочитаешь - начало забудешь!
     А представляете мне каково? Пишу я раз в десять медленнее, чем вы читаете.
     Сейчас опять многомудрый Word начнет мне предлагать разбить этот мой шедевр на несколько простых фраз.
     Не поддамся!
     Эта чудовищная фраза даже своей длиной передает мои впечатления от литературной критики тех времен.
     Прошу вас, постарайтесь, может быть, потренируйтесь - и дочитайте ее до конца.
     А если не получится - пропустите, и без нее все понятно.)

     Интересно, что Анчаров (к примеру, "Сода-Солнце") при чтении мне понравился значительно больше Снегова.
     Но "Люди как боги" я много лет помнил даже с некоторыми подробностями, а спросите меня: в чем фабула "Соды-Солнца"? - Не помню.

     Вдохновленный таким приемом Сергей Снегов тут же накропал еще два романа: "Вторжение в Персей" и "Кольцо обратного времени", которые уже и тогда я одолел с огромным трудом - настолько они были примитивны.

Худ. П.Борозенец
     Я думал, что этот всплеск инженерно-писательской активности остался казусом литературной жизни того времени, но ошибся.

     В 1992-м году трилогия "Люди как боги" вышла в Санкт-Петербурге с аннотацией:
     "Классический фантастический роман в жанре "космической оперы" повествует о столкновении великих цивилизаций в далеком будущем."

     Опа!
     Снегов уже в классики попал!
     Жюль Верн, Герберт Уэллс и Сергей Снегов!
     Лев Толстой, Михаил Шолохов и Сергей Снегов!
     Эпикур, Сенека и Сергей Снегов!

     Вот только жанр ему странный определили: "космическая опера" - какая-то помесь между "космическими приключениями" и "мыльной оперой".
     Скорее всего издатель имел в виду именно второе: приключения героев, хотя бы и космические, довольно убоги.
     А определение жанра, как нормальной и полновесной "мыльной оперы" вполне справедливо.
     Возможно, будучи перенесенной на экран телевизора, она даже завоевала бы некоторую популярность.

     Но читать эту многословную ахинею невозможно: натужность словесных оборотов, неестественность диалогов, раз и навсегда заданная шаблонность персонажей становится нестерпимой уже на третьей странице.

     Но я честно прочитал первую часть трилогии, которая теперь называется "Галактическая разведка".

     Чтобы не заставлять вас читать двести страниц этой самой "разведки", но в то же время, чтобы вам было понятно, о чем там идет речь, позволю себе очень кратко пересказать содержание...

(Продолжение)


Архивы "Заневского Летописца"
Букволюбие и буквомания


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000