Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
19.08.2001         N 608   

Десять лет спустя
(Дмитрий Урбанович)
Из цикла "А у нас во дворе"


     - Не умеют у нас все-таки путчей делать, - вместо приветствия сказал, заходя в беседку, управдом наш, Федор Лукич.
     Мы его как десять лет назад, на гребне свободы, на эту должность сгоряча выбрали, так все никак не переизберем - то кворума не хватает, то все как-то не до него... Но тема власти с тех пор нашего управдома сильно будоражит.

     - Да, - соглашается Колек, студент широкого профиля. - Непрофессионально ребятки сработали, попросту - схалтурили. Как умели, чего там. А кто от них большего ждал? Я лично не ждал.

     Он лично, видите ли!

     "Ты, - поставил Колька на место Степа Ждущев (причем сделал это с удовольствием, потому что обычно происходит обратное), - ты тогда в четвертый класс не успел еще пойти.
А тоже, видишь ли, к нашей общей победе пытался примазаться - в сочинении "Как я провел лето". Мне Ева Адамовна показавала. Она у вас тогда русский вела. "Хоть, говорит, Коленька в слове "путч" сделал четыре ошибки, я все равно ему пятерку поставила - за высокую идейность".

     "Вот именно", - присоединяется к Степану Слава из десятой, отец многодетного семейства.
     У него к ГКЧП свой счет: они с Клавой как раз тогда, в воскресенье, 18 августа, свадьбу играли. А наутро чуть свет - такая новость! Слава ноги с супружеской постели только спустил - и сразу за рюкзак, в Москву, Белый дом защищать. Клава, понятно, в рев...
     Хорошо, что билеты только на двадцать второе были, когда уже все кончилось.
     Клава до сих пор про Янаева с компанией слышать не может - сволочь такая, чуть медовый месяц не испортил напрочь.

     "Вот именно, - значит, Слава гудит, - спасибо большое Михал Сергеичу, что именно таких и набрал: хоть бездари, да не кровожадные. Ты бы других хотел, что ли, поталантливее? Учил бы сейчас вместо менеджмента историю КПСС..."

     - Да, друзья, - Лев Палыч Брюллов, филолог из 33-й квартиры, тоже в воспоминания ударился. - Для меня сильнейшим впечатлением - да что там, потрясением! - тех дней стало вот что. Когда уже все кончилось, в четверг, что ли - или в пятницу? - иду я мимо Дома советов, смотрю - никакой охраны, народ входит, выходит... Захожу. И что вижу? Двери обкома партии - опечатаны! И бумажечка висит: "Обком закрыт". Закрыт!

     - Впечатлительный вы какой! - оправился потихоньку Колек. - Ну, закрыт и закрыт. Не работает, значит....

     Мы свою молодежь даже на место не стали ставить: разве ему, студенту, объяснишь, что такое опечатанный обком партии для советского человека!
     Это все равно, как если бы его, Колька, жесткошерстный фокстерьер Жмурик встал на задние лапы, передними надел на него ошейник и сказал:
     "Ну что, хозяин, поверховодил - и хватит. Снимай штаны, гулять тебя поведу..."

     Потом последовало непривычное для нас долгое молчание, нарушенное вздохом старика Масленкина: "Жалко все-таки…"
     А чего ему было жалко – так и не договорил.
     То ли неподписанного из-за гэкачепистов нового союзного договора, то ли развалившегося вслед за этим огромного государства, в котором, хочешь-не хочешь, а родились все обитатели беседки.
     То ли затянувшегося празднования победителей, профукавших первые, самые важные месяцы после ликвидации ГКЧП, когда можно было делать любые реформы и издавать любые законы, и все прошли бы на ура.
     То ли нас, поверивших, что новая власть наконец-то будет думать о людях, а не о себе самой.
     То ли еще чего…

     - Эх, - вдруг неожиданно прогудел Слава, - поторопился Пуго застрелиться-то. Сейчас бы, глядишь, стал где-нибудь губернатором, как Стародубцев…
     - Депутатом – как минимум, - авторитетно добавил Федор Лукич, и мы закивали головами.

     Лев Палыч Брюллов, который сосредоточенно что-то бормотал и водил пальцем в воздухе, прервал это занятие и вежливо спросил:

     - Скажите, пожалуйста, Коля: как это можно в слове "путч" сделать четыре ошибки? Я и так, и так пробую – больше трех не получается.

     - Элементарно, - ответил Колек. – "ПУЧЬЩЬ" - вот как!

     - О-о! – только и мог произнести в ответ филолог.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000