Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
12.07.2001         N 586   

Петр Четвертый
Любовь Сафронова


(Начало)
     Наконец, в августе 1854 года Шувалов был назначен адъютантом к военному министру. Шла Крымская война.
     Шувалов писал:
     "6 августа 1855 года прибыл в Севастополь и находился во время бомбардирования 24, 25 и 26 августа и при отчаянном штурме неприятелем г. Севастополя 27 числа того же месяца.
     В том же году за отличное мужество и храбрость, показанные при штурме неприятелем г. Севастополя, Всемилостивейше награжден орденом Св. Владимира 4-й ст. с мечами...
     В 1856 году по Высочайшему повелению был отправлен в Париж для состояния при генерал-адъютанте графе Орлове... при заключении мирного трактата. В том же году пожалован императором французов офицерским знаком Почетного легиона, на принятие и ношение коего последовало Высочайшее соизволение".
     Тогда же Шувалов получил чин полковника. А на следующий год, в возраст 30 лет, он вступает в исправление должности санкт-петербургского обер-полицмейстера, получает чин генерал-майора.
     Утверждение в должности состоялось в 1858 году с зачислением по Армейской кавалерии с назначением в свиту Его Величества.

     Современник Шувалова, очень разобиженный, что ему не достался портфель министра внутренних дел, язвил:
     "Деятельность Шувалова на поприще должности обер-полицмейстерской была серьезной и исключительно обращена на очищение и содержание в отличнейшем порядке мостовых тех улиц, по коим обыкновенно проезжали члены так называемой августейшей фамилии; о прочих улицах и прочих отраслях своей деятельности Шувалов не заботился нимало".


"Необъясним его приказ
не аплодировать
в присутствии
императорский четы
на спектакле
в Мариинском театре..."

     В наградном листе обер-полицмейстера Шувалова сделаны следующие записи:
     "15 августа 1857 года за примерную тишину и порядок, соблюденный при торжественном въезде в Санкт-Петербург Ее Императорского высочества великой княгини Ольги Федоровны, высокообрученной невесты Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича, объявлено монаршее благоволение.
     30 апреля 1859 года награжден орденом Св. Владимира 3-й ст. с мечами над орденом.
     25 января 1860 года за распорядительность по устройству помещения Управления 1-й Адмиралтейской части объявлено монаршее благоволение.
     17 апреля 1860 года награжден орденом Св. Станислава -1-й ст."

     Живший в то время в Петербурге знаменитый миллионер Степан Овсянников прислал в Рождественскую часть одного из сторожей своих хлебных магазинов по обвинению в допущении кражи из амбара мешков хлеба. Пристав посылает полицейского в дом Овсянникова для составления протокола и слышит в ответ: "Овсянников должен явиться в контору, а не мы должны к нему ехать".
     Пристав жалуется в Управу благочиния, Управа - прокурору. Последний требует поездки полицейского в дом миллионера, но страж порядка стоит на своем:
     "Это было бы, во-первых, насмешка над законом, а, во-вторых, это было бы унижением достоинства правительственной власти".
     Прошло пять дней. Уже сам генерал-губернатор П.Н. Игнатьев просит полицейского посетить Овсянникова, мотивируя:
     "Весь Петербург его знает, и вдруг требовать в следственную контору".

     (А говорят, что так называемое "телефонное право" избрели в ХХ веке! -"ЗЛ")

     Полицейский не подчинился.

     (Можете себе представить такое? -"ЗЛ")

     А через три дня его пригласил к себе обер-полицмейстер Шувалов, и вот что пишет подчиненный:
     "Я приезжаю, и что же я застаю в кабинете гр. Шувалова?
     Сидит он, граф, сидит Овсянников, сидит следственный пристав.
     - На этот раз, - сказал мне граф Шувалов, - вы протестовать не можете! Закон соблюден, господин Овсянников вызван для допроса в полицию.
     Волей-неволей пришлось подчиниться, найдя весьма характерною эту всеобщую тогда заботу о том, чтобы не беспокоить Степана Тарасовича вызовом к следствию по его же жалобе".

     16 августа 1860 года, находясь на отдыхе в Париже, Шувалов написал рапорт на имя генерал-губератора Петербурга:
     "Здоровье мое, которое в течение последних лет значительно расстроилось и требует продолжительного лечения, не позволяет мне по окончании отпуска вступить в настоящую мою должность, а потому имею честь покорнейше испрашивать начальнического ходатайства... о сложении с меня звания санкт-петербургского обер-полицмейстера..."

     С 18 апреля по 15 декабря 1861 года Шувалов был начальником штаба Корпуса жандармов и Управляющим III отделением. 10 апреля 1866 года П.А. Шувалов был назначен шефом жандармов и главой III отделения. На этом посту он находился до 1874 года. Служил усердно, был произведен в генералы от кавалерии. Шума в столице наделал много.
     Это, в частности, арест в сентябре 1861 года М. Михайлова, обвиненного в составлении антиправительственной прокламации. Он жил с другом Шелгуновым. По словам современника, ночью ворвался к ним полицмейстер Загряжский в сопровождении публичных женщин, которым поручено было обыскивать госпожу Шелгунову и сестру ее, девицу.
     Тогда же, в сентябре 1861 года, в Петербурге происходили студенческие волнения. Студенты университета собрались в Колокольном переулке у дома ректора. Для разгона их Шувалов прибыл с пожарными трубами, за что посыпались на него насмешки и по-русски и по-французски: прозвали его "пожарная кишка".

     Необъясним его приказ не аплодировать в присутствии императорский четы на спектакле в Мариинском театре...

     Современники, причем занимавшие высокие посты, называли Шувалова "властолюбивым, всемогущим фаворитом", "ближним боярином". Но не сумел "Петр IV" подстроиться под пассию Александра II - княжну Екатерину Долгорукую, и император к нему охладел.

     Шувалов просится в дипломаты и отбывает в Соединенное королевство Великобритании и Ирландии чрезвычайным и полномочным послом. В 1879 году возвращается в Россию.
     Ему устанавливают содержание по 12000 рублей в год.
     В марте 1881 года его направляют к императору Австро-Венгрии и королю Италии с сообщениями о вступлении на Всероссийский престол Александра III.

     Еще восемь лет жизни будет отпущено Шувалову. Он напишет:
     "По мере того, как я старею и наблюдаю жизнь, я с каждым днем все больше убеждаюсь, что все события направляются более могущественной волей, чем воля человека, и что роль личности ничтожна".
     Его страстью в тот период времени были охота и бургундское.

     "Петр IV" скончался в возрасте 62 лет. Нарыв в ухе вызвал заражение крови.
     Проститься с П.А. Шуваловым в его дом на Миллионной улице пришел Александр III.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000