Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
05.06.2001         N 559   

Сочинение на тему...
(часть вторая)

(Начало)
     ...я понял, что место становиться "культовым".

     Прошлой весной я снова побывал у "исторического" дома и с унынием обнаружил, что чутье меня не подвело: на углу дома установили помпезную мемориальную доску.
     Я не знаю, что именно на ней написано.
     Думаю, нечто вроде:
     "В каморке под крышей этого дома в 1865-66 годах от агентов царской охранки скрывался В.И.Ленин"...

     То есть, разумеется, Родион Раскольников... Потому что Ленин еще не родился.

     Грустные мысли посетили меня при виде этой доски.
     Я не зря вспомнил Владимира Ильича, и не только потому, что подобные мемориальные доски встречались мне во множестве в нашем городе.

     Раньше мемориальные доски и памятники было принято устанавливать историческим личностям, например, Ленину. Ведь с какой стороны не посмотри, а Ленин был исторической личностью.
     Если посмотреть со стороны правоверного коммунизма: борец за народное счастье.
     Если посмотреть со стороны оголтелого антикоммунизма: интриган, ввергнувший страну в хаос гражданской войны.
     Но так или иначе - личность историческая. Неисторические личности войн не затевают.

     Вообще историзм личности определяется, как правило, количеством погубленных неисторических личностей, которые в историю попадают исключительно в виде цифр: "потери Советского Союза во второй мировой войне составляли двадцать миллионов" неисторических личностей.

     Так что Раскольников со своими убиенными старушками под звание "исторической личности" никак не попадает.
     И шикарная памятная доска на "его" доме - нелепа.

     "А как же, - спросите вы меня, - вы относитесь к памятникам Петербурга неисторическим личностям, недавно установленным в Петербурге: Городовому, Фотографу, и даже частям неисторических личностей: "носу майора Ковалева" - или и вовсе неисторической личности - Чижику-Пыжику?"

     А хорошо отношусь!
     И Фотограф, и "нос майора Ковалева", и Чижик-Пыжик (которого я искал полчаса, уж очень он маленький!), и (думаю, потому что не удосужился посмотреть) Городовой - установлены без помпезности, как милый пустячок, как домашняя достопримечательность, вроде детской фотографии в панталончиках с кружавчиками престарелой хозяйки на стене старого дома.

     Какое время - такие и памятники.
     Как от Великой Римской империи с ее Триумфальными арками и многочисленными статуями различным цезарям осталась несколько суматошная Италия, которая за сорок лет пережила (но, заметьте, пережила!) четыреста правительственных кризисов, так, похоже, и от великой Российской империи с ее Триумфальными арками и памятниками многочисленным тиранам остается небольшое государственное образование с памятниками Чижику-Пыжику и некоторым частям человеческого организма.
     Это печально, и даже прискорбно, но лучше иметь один памятник Чижику-Пыжику, о котором знают все, чем сто пятьдесят мемориальных досок политическому деятелю, о котором все забыли.

     Что же касается "убивца старушек" с его памятной доской, то она нелепа еще и потому, что на самом деле поисками, как говорят педагогические штампы, своего места в жизни занимался не студент Раскольников, а непосредственно Достоевский.
     А раскаялись ли студенты Чистов и Данилов, которые совершили аналогичные преступления непосредственно в период написания романа, история нам не донесла.

     Да и то сказать, если каждый студент начнет искать свое жизненное предназначение с помощью топора и старушек, то устанавливать всем и каждому мемориальные доски - мрамора не хватит.

     Некоторое время назад я прочитал, что все стены лестницы, ведущей в "каморку Раскольникова" исписаны его фанатами.
     Изумление мое по этому поводу было значительно больше, чем удивление темой сочинения, с которого я начал это повествование.

     Не означает ли это, что нам надо ждать сильного всплеска специфических преступлений? Ведь, например, футбольные фанаты не только разрисовывают свои физиономии цветами любимых клубов, но и лупят таких же фанатов другого цвета?
     А также совершают множество "других противоправных действий и актов неоправданного вандализма" (цитата не помню откуда).

     А разве вандализм может быть оправданным? Например, взорванные каменные будды, которые стояли тысячи лет и никому не мешали. Это - оправданный вандализм?
     Тоже фанаты действовали - недоучившиеся студенты, ревнители чистоты своего фанатского клуба.

     Но милицейская статистика никакого увеличения "новых Раскольниковых", к счастью, не заметила.
     Можно надеяться, что все новообразованное фанатство ограничится мелким пакостничеством на отдельно взятой лестнице отдельно взятого дома.

     Ибо фанатам глубоко наплевать на моральные мучения несчастного человека.
     "Мы с тобой, Родя!" - фамильярно похлопывают они его по плечу, не думая и даже не догадываясь, что своим романом Достоевский призывал их именно к этому: думать.


О Достоевском:
"Идиот"


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000