Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
28.05.2001         N 554   

Письмо из архива


    
28 мая 1987 года летчик-любитель Руст превратил Красную площадь в аэродром.
     Скандал был потрясающий.

     Предлагаю вам отрывки их письма в "Комсомольскую правду" по поводу статьи "Руст, сдавайся!" (авторы И. Паров и А. Синельников), посвященной десятилетию этого события.


     Как бывший ПВО-шник не могу пройти мимо Вашей прекрасной статьи.

     Cовершенно очевидный (и совершенно правильный) вывод из текста Вашей статьи, который Вы не формулируете, видимо, из дипломатических соображений:
ПВО тем более боеспособно, чем ближе расположено к границе.

     Таповский истребитель (с аэродрома близ города Тапа в Эстонии) был наведен абсолютно точно, и отработал идеально. В соответствии с приказом.

     А вот дальше пошел кавардак: сначала наводчики спутали самолет с шаром (который, скорее всего, был не причем), а хваленая московская ПВО и вообще опозорилась - навела истребитель на "заявленный" самолет с ответчиком "я-свой".
     Этому позору нет объяснения: мало того, что "заявленный" самолет операторы должны определить по времени, дальности, азимуту и курсу, но еще от ответчика на экранах локатора метка другая, и спутать ее с не отвечающим самолетом очень сложно.

     Вывод этот очевиден, а ситуация, которую вы описываете - естественна. C-125

     На границе чувствуешь себя, как на фронте, и от твоей бдительности и готовности зависит в первую очередь твоя собственная жизнь.
     Триста-пятьсот километров вглубь, и психология меняется сама собой - ты уже в тылу.

     Поделать с этим ничего нельзя. Может быть, только регулярно посылать офицеров из Московского ПВО в полугодичные командировки на границу.

     Я служил в Ленинградской отдельной Армии ПВО, в Таллинской дивизии, западнее нашей "точки" было только море. Бригада стояла на постоянном боевом дежурстве, подлетное время вероятного противника - ноль. Дивизионы дежурили по месяцу, потом месяц на поддежуривании.
     На серьезные неисправности гоняли лучших специалистов по всему острову, доработки техники - строго по очереди.
     Выезд на стрельбы - почти катастрофа: и на стрельбах опозориться нельзя, и границу оголить - тоже нельзя.

     А после демобилизации я попал однажды на сборы в Ленинградскую область.
     В шесть вечера дежурный закрывает кабину на висячий замок и уходит. Я поразился:
     - Да вы что?!
     - А что? Всегда так делаем...

     Было это все, конечно, очень давно. Но психология меняется крайне медленно, думаю, что и сейчас ситуация примерно такая же.

     Во время моей службы южнее нашей бригады пролетел через границу маленький спортивный самолет, соседи его прозевали.
     Он приземлился на шоссе, заправился от какого-то грузовика, расспросил дорогу на Ригу, потом сел на каком-то военном аэродроме и сдался властям.
     Это не вымыслы и не анекдот. Наши атеисты-командиры крестились двумя руками, что он взял южнее, потому что было известно, что именно сделали за это с командованием той части. Это в каждом дивизионе докладывал начальник особого отдела, капитан (не буду называть его фамилию).
     А сделали с ними понятно что: и с должностей поснимали, и в званиях понизили, и под суд отдали...

     И еще один момент.
     Буквально через неделю, а может и меньше, после полета Руста в "Правде" (скорее всего в "Правде") было маленькое сообщение о том, что какой-то маленький самолетик пересек незамеченным границу США и приземлился на какой-то авиабазе США. Я ждал продолжения информации, но про штаты больше не было ничего. Это мне не совсем понятно, нашим бы уцепиться за это событие, и сообщить всему миру, что ПВО слабое во ВСЕМ мире.

     Тогда же ходили слухи, что эти акции (Руста и американская) были предприняты пацифистами именно с этой целью - доказать никудышность средств ПВО ВООБЩЕ, а не только СССР.

     Но для нас (и тогда и сейчас) посыпать головы пеплом оказалось важнее.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000