Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
24.04.2001         N 533   

"Идиот"
(послесловие)


(Начало)

     В конце XIX века квартиры в Петербурге в продажу не выставлялись. Можно было купить дом целиком или землю под строительство своего особняка. А квартиру купить было нельзя.

     Квартиры можно было только нанять (снять). Размер квартирной платы зависел от местоположения дома, этажа и качества самой квартиры.
     Как правило квартира снималась на год, при этом с домовладельцем заключался контракт, где оговаривались сроки найма, плата, сроки и способ платежей и тому подобное.
     С 1893 года квартиросъемщик платил, кроме арендной платы, налог государству. Размер налога зависел от наемной цены квартиры.
     Размер квартирной платы был очень разным: от 300 до 6000 рублей в год.
     Например, на Литейном пятикомнатную квартиру можно было снять за 800-850 рублей в год, а такая же квартира на Моховой стоила уже на 200 рублей дешевле.

     Как мы помним, Ганя Иволгин имел жалование в 2000 рублей в год. Естественно, отдавать 600-700 рублей за квартиру было ему дороговато. Впрочем, события в "Идиоте", которые происходят в 1867 году, скорее можно отнести к середине века, а не к концу, так что сравнения эти - весьма приблизительные.

     Хотя, к примеру, Акакий Акакиевич Башмачкин в 1839 году имел весьма скромное жалование в 400 рублей в год, то есть примерно такое, какое пообещал князю генерал Епанчин "для начала".
     То есть за 28 лет от "Шинели" до "Идиота" жалованье низших чиновников практически не изменилось.
     Поэтому можно предположить, что и за следующие 30 лет доходы и цены тоже изменились не так существенно, чтобы было бы невозможно их сравнивать.

     Тем не менее, для сравнения можно сказать, что в конце XIX века годовой оклад учителя гимназии составлял от 750 до 1500 рублей в год, а ежемесячный заработок рабочего - 40-50 рублей. Притом рабочие фабрик и заводов сильно различались по доходам: "фабричные" ценились существенно дешевле, а на заводы брали в основном квалифицированных рабочих и оклады у них были побольше.

     Но народ победнее снимал не квартиры, а комнаты. Квартирная плата взималась не по метражу, как сейчас, а с одного человека. Плата была тоже весьма разнообразной: у Николаевского (Московского) вокзала комнату можно было снять за 80 рублей в год, в районе Сенной площади - за 45.
     Были комнаты и еще дешевле, например, на Выборгской стороне.

     Эти сведения наводят еще на некоторые размышления по поводу ганиной несдержанности в отношении князя по дороге от квартиры генерала Епанчина к генералу Иволгину.
     Ганя нанял свою квартиру по просьбе генеральши, которая хотела вносить свою лепту в семейный доход путем сдачи комнат с пансионом.
     Значит, доход от этого семейного бизнеса не мог быть меньше затрат на него. А только для того, чтобы окупить квартиру нужно было сдавать три комнаты не менее, чем за 600 рублей в год. Сколько платили жильцы Иволгиным у Достоевского не сказано, но вряд ли платили меньше, чем по двести рублей за комнату - это приличные деньги по сравнению с приведенными выше ценами.

     А генерал подсунул Гане жильца, жалованье которого он оценил в 35 рублей в месяц!
     Чем ввел его в прямые убытки.
     Так что его плохое настроение объясняется не только плохим характером.

     Позже, когда князь получил наследство, отношение Гани к нему резко переменилось: если вы помните, то он частенько стал выполнять разные поручения князя.

     Так что вся психология объясняется весьма просто - деньгами.


    Пешком по городу:
Песочная набережная
Школа номер 54
Ждановка
"Мосты повисли над водами..."
"...И где опустишь ты копыта?"
Петербургские "Кресты"
"Идиот"     (начало, продолжение    1,   2,    3,    4,    5,    6,    7    8 )


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000