Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
11.03.2001         N 504   

Павел Первый


     Двести лет назад, в ночь на 12-е марта 1801 года "от апоплексического удара табакеркой в висок" скончался император Павел I.

     Великий князь Павел Петрович в 1781 году.
Гравюра Скородумова. За последние 10-15 лет его роль в истории России снова пытаются пересмотреть, возвращая из разряда записных самодуров в звание чуть ли не самого прогрессивного императора.
     Спорить с этим вряд ли стоит: самодурства и у Петра Великого хватало выше крыши, а Александра Второго прогрессивные народовольцы взорвали ровно за сутки до планировавшегося обсуждения Конституции. Видимо, он казался им недостаточно прогрессивным.
     Тем не менее, ни коварно убиенный Павел, ни разорванный в клочья Александр Второй, ни даже благочестивый (был правда грешок: молчаливо санкционировал папашину кончину) Александр Первый с устойчивой легендой ухода из жизни в виде старца Федора не удостоились (насколько мне известно) причисления к лику святых.
     В отличие от Николая Второго, памятного Ходынкой, поражением в Русско-Японской войне, расстрелом безоружной толпы у Зимнего дворца и некоторыми другими "подвигами" помельче.

     Ничего удивительного в этом нет: апостол Павел тоже в бытность свою Савлом благочестием, мягко говоря, не отличался.
     Но с другой стороны, апостолом он стал не просто за то, что какой-то древнеримский чекист заколол его мечом типа "Маузер", а за то, что раскаялся, принял веру и кое-что сделал для ее укрепления.

     Впрочем, я далек от мысли призывать кого бы то ни было записать в святые всех подряд русских самодержцев.
     Вернемся к Павлу Петровичу.

     Самое удивительное заключается в том, что до сегодняшнего дня дожила едва ли не единственная его прихоть и причуда, которую единодушно считали придурью не только его современники, но и потомки.
     Более того, эта павловская прихоть и причуда до сих пор считается в мире чуть ли не эталоном, а у нас с вами она единственная вызывает ностальгические воспоминания по стране с названием "Советский Союз".

     Догадались, что это?
     Это - военный парадный шаг, который при Павле называли "прусским", а теперь называют "печатным".
     И хотя овладение этим шагом называется по-прежнему "муштрой", которая не вызывает ни у кого приятных чувств, наблюдать прохождение "коробок" батальонов, почетных караулов и парадных расчетов можно только с восхищением и некоторой завистью.
     Поскольку это - красиво.

     К счастью, отошли в прошлое некоторые другие особенности павловской военной формы. Например, букли.
     Возможно, если бы они не были отменены, то сегодня парикмахерское искусство придумало бы что-нибудь синтетическое, гигиеническое и малотрудоемкое.
     Но двести лет назад процесс причесывания солдата был весьма сложен, если не сказать - мучителен.

     Вот как А.М. Тургенев описывает процесс приготовления его к дежурству при дворе.

     "В пять часов утра я был уже на ротном дворе: двое гатчинских костюмеров были уже готовы; они мгновенно завладели моей головою, чтобы оболванить ее по утвержденной форме, и началась потеха. Меня посадили на скамью посередине комнаты, обстригли спереди волосы под гребенку, потом один из костюмеров начал мне переднюю часть головы натирать мелко истолченым мелом.
     Минут 5 или много 6 усердного трения головы моей костюмером привело меня в такое состояние, что я испугался, полагал, что мне приключилась какая-либо немощь: глаза мои видели комнату, всех и все в ней находившееся вертящимся. Миллионы искр летали во всем пространстве, слезы текли из глаз ручьем...

     Начинается мокрая операция. Костюмер, набрав в рот артельного квасу, начал из уст своих, как из пожарной трубы, опрыскивать черепоздание мое; другой костюмер начал обильно сыпать пуховкою муку во всех направлениях; по окончании сей операции прочесали мне волосы гребнем и приказали сидеть смирно, дать время образоваться на голове клейстер-коре; сзади привязали мне железный, длиною 8 вершков, прут для образования косы по форме, букли приделали мне войлочные посредство согнутой дугою проволоки, которая огибала череп головы...
     К 9-ти часам утра составившаяся из муки кора затвердела на черепе головы моей, как изверженная лава, и я под сим покровом мог безущербно выстоять под дождем, снегом несколько часов, как мраморная статуя, поставленная в саду".

     Вот так-то...


Еще о юбилеях и датах.


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2001
Designed by Julia Skulskaya © 2000