Stolica.ru
    Реклама Rambler's Top100 Service     Все Кулички
 
Заневский Летописец
 
    Виртуальный орган невиртуальной жизни
11.09.2000         N 368   

У черта на Куличках
(продолжение)

(Начало здесь)
     Когда дремучий и могучий богатырь студеных стран России - хвойный лес - ослабевает в силах растительных, в нем местами являются прогалины, плешины, поляны. Здесь растет торопливо, сильно и густо трава с цветами всякого вида и ягодами всякого рода в изобилии. Эти лесные острова и есть "кулиги".
     Дикие инородцы, у которых все боги злые и немилостивые, признавали такие редкие места за жилища старшего керемети.
     А так как и его тоже, что и старшин, и всякое начальство, надо умилостивлять приношениями ценного и приятного, то в таких местах собираются до сих пор приносить керемети жертвы.
     Колют оленей, овец, телок, жеребят; наедаются досыта и напиваются допьяна, поют и скачут. Другого применения этим кулигам дикие звероловы не могли придумать. Пошумят, поломаются, обманут совесть и разойдутся по лесным трущобам, чтобы не сердить и не беспокоить Бога. Его это место: оно им зачуровано и потому для всех свято.

     Когда пришел сюда же русский человек, то он сейчас вспомнил, что от перегноя трав на этих местах самая плодородная почва, которую любит и рожь, и ячмень. Тут он и поставил избу и приладил крест. Кереметь испугалась, отступилась и ушла с того места прочь.
     А так как русские люди тянулись сюда, по своему обычаю и привычке, целыми артелями, лесные же деревья тоже размножались и жили плотными общинами (сосна - так кругом сосна, ель - так все ель), то переселенцам и пришлось немного призадуматься.
     Непролазные леса в этих суровых местах на кулиги неохотливы, легче им жить плотной стеной. Полян, то есть травяных островов, или безлесых равнин, в них немного, - все больше сырые болота, где хорошо живется только одним чертям, да и из них подбираются особенные - водяники: нагие, все укутанные в тину, умелые плавать на колодах, целый день жить в воде и показываться только ночью.

     Задумываться, однако же, пришлось недолго таким людям, которые пришли в дремучие леса с сохой, топором и огнивом; начали они рубить деревья топором под самы корень, валить вершинами в одну кучу и в одно место и жечь. Стали выходить искусственные поляны, как места для жильев и пахоты; звали их назади, когда врубались в покинутые леса, "лядами, лядиками, огнивищами". Это в западных лесах.
     В северных лесах, когда начали валить их, углубляясь в чащи с речных и озерных побережьев, прозвали таке же новые места и валками, и новями, и новинами, и гарями, и росчитями, и пожегами, и подсеками, и починками. Чем дальше заходили вглубь, тем больше растеривали и забывали старые слова и все такие "чищобы" под пожню (для травы) и под пашню (для хлебов) стали звать чужим и готовым словом "кулиги". Так и осталось оно за ними на всем огромном востоке России, и выражение "кулижное хозяйство" принято теперь учеными людьми для пользования в книгах и пущено в ход в их сочинениях.

     Для хлебопашца в лесах это единственный выход и исключительный способ, отчего, как убеждается читатель, и такое множество синонимов на одно и то же слово, обозначенное в старинных актах общим именем "на сыром корени".
     "Да то все управит мати божия, что есть беды принял о месте сем!" - воскликнул святой и смиренный Антоний Римлянин, один из первых насельников новгородских кулиг и покорителей северных суровых стран.

     (Из книги "Крылатые слова" по толкованию С.Максимкова. "Русский купец" и "Братья славяне" из Нижнего Новгорода. 1994. Перепечатка книги конца XIX века.)

Начало
Окончание


Обложка      Предыдущий номер       Следующий номер
   А Смирнов    ©1999-2000
Designed by Julia Skulskaya © 2000